Базовая ставка: почему в России снижают, а в Казахстане повышают?

0
10

Базовая ставка: почему в России снижают, а в Казахстане повышают?

25 апреля Нацбанк РК повысил базовую ставку с 13,5% до 14,0%, годовая инфляция на конец марта при этом достигла 12%. А четыре дня спустя российский Центробанк снизил свою ключевую ставку с 17 до 14%, при годовой инфляции в России в 17,6%. Здесь возникает очевидный вопрос – почему финансовые регуляторы двух стран реагируют на сложившуюся ситуацию по-разному? Мы попросили расставить точки над «i» известного экономиста Мурата Темирханова.

– Мурат Рахжанович, объясните почему такая разная реакция на инфляцию у партнеров по ЕАЭС? Казахстан «играет» на повышение, а Россия – в очередной раз снижает базовую ставку…

– Да, со стороны это может выглядеть странно, но это объясняется разными экономическими причинами инфляции в РК и в РФ. Это хорошо видно, если сравнить то, что говорили глава Центробанка Эльвира Набиуллина и председатель НБРК Галымжан Пирматов после решений о базовой и ключевой ставке.

Что касается России, то там из-за санкций экономика находится в стадии резкого ухудшения. Рост ВВП в марте 2022 года, по оценке Минэкономразвития РФ, замедлился до 1,6% в годовом сравнении с 4,3% в феврале и 5,8% в январе. Центробанк РФ ожидает что разрыв устоявшихся экономических связей приведет к снижению ВВП на 8–10% в 2022 году.

После начала войны на Украине в РФ произошел резкий скачок инфляции на фоне ажиотажного спроса и резкой девальвации рубля. Однако в апреле потребительский ажиотаж снизился, а рубль сильно укрепился, и на инфляцию уже стали сильно давить долгосрочные факторы, связанные с антироссийскими санкциями. Как было сказано в выступлении Набиуллиной, разрыв технологических, производственных и логистических цепочек, остановка деятельности иностранных компаний в России приводят к уменьшению ассортимента и доступности многих потребительских и инвестиционных товаров. В результате, предложение товаров и услуг сжимается гораздо сильнее спроса. На сегодня именно это создает сильное инфляционное давление в России.

В свою очередь, российский госбюджет подошел к началу войны на Украине в хорошей форме. Так профицит бюджета за 2021 год составил более 500 млрд рублей, или 0,4% ВВП. Бюджет на 2022 год был ранее сверстан исходя из цены Urals $44,2 за баррель и среднего курса 72,1 RUB/USD. В марте власти России приостановили действие бюджетного правила на 2022 год и в апреле они запланировали, что на борьбу с текущим очень серьезным кризисом в этом году будут выделены дополнительные расходы федерального бюджета в сумму более 4 триллионов рублей. По сравнению с уже утвержденным госбюджетом на 2022 такой рост его расходов составит чуть более 17%.

Таким образом, в текущих тяжелых кризисных условиях денежно-кредитная политика Центробанка РФ направлена на баланс между сдерживанием инфляции и стимулированием роста экономики. Как сказала Набиуллина, сейчас происходят серьезные процессы адаптации и структурной перестройки экономики России. Они неизбежно сопровождаются временным более высоким уровнем инфляции. Именно поэтому Центробанк не стремится во что бы то ни стало быстро вернуть инфляцию к цели. Сниженный спрос из-за более высокой ключевой ставки затормозил бы структурную трансформацию в России.

– А как война в Украине и санкции против России затронули Казахстан?

– У нас экономические причины высокой инфляции полностью другие. Во-первых, в отличии от России у нас нет никакого кризиса. Рост валового внутреннего продукта в Казахстане, по итогам первого квартала, составил 4,4% в годовом выражении при потенциальном уровне в 3–4%. То есть, несмотря на трагические события и чрезвычайное положение в январе, благодаря высоким ценам на нефть, экономика РК в первые три месяца года росла быстрее, чем ее она потенциально может расти!

Конечно, проблемы с ограничением импорта из России и разрыва логистических цепочек из-за санкций будет снижать темпы роста. Но, скорее всего, если с экспортом нефти из Казахстана все будет хорошо, то рост ВВП к концу года будет больше 2,1%, запланированных правительством. Как говорится, почувствуйте разницу! В отличие от России деловая активность в РК растет. И это происходит при положительной потребительской активности, что является одной из причин роста инфляции.

Другой причиной высокой инфляции являются внешние факторы. По словам Пирматова, сейчас в мире на фоне геополитического кризиса наблюдается дисбаланс между спросом и предложением, который отражается на ключевых рынках продовольствия и сырья. Как следствие, зафиксирован значительный рост инфляции в развитых экономиках и странах – основных торговых партнерах РК. Это, в свою очередь, инфляционный «импорт» для нашей страны.

Однако, по моему мнению, самой главной причиной инфляции в Казахстане, начиная с 2019 года, является процикличная бюджетная политика. Я недавно писал от этом. То есть, по факту у нас нет никакого кризиса, а, наоборот, растет деловая активность, а также потребительский и инвестиционный спрос на товары. В таких благоприятных экономических условиях, которые и так стимулируют рост инфляции в стране, наши власти вдруг решили резко увеличить расходы бюджета за счет денег Нацфонда, что только еще больше ускорит рост цен. Я считаю, что именно такая политика, проводимая последние три года, привела к росту базовой ставки на прошлой неделе.

– Вы может более подробно объяснить влияние бюджетной политики на базовую ставку?

В пресс-релизе от 25 апреля о повышении базовой ставки до 14% Нацбанк особо отметил, что существенное проинфляционное давление будет оказывать фискальная политика. В 2022 году (по сравнению с 2021 годом) расходы республиканского бюджета вырастут на 23,6% при средних темпах роста в предыдущие три года 16,7%. Такое бюджетное стимулирование экономики окажет проинфляционное давление как в 2022, так и в 2023 году.

Для сравнения, в России – глубокий кризис, а у нас наблюдается рост деловой активности. В таких условиях, по сравнению с ранее утвержденным бюджетом на 2022 год, РФ увеличивает свои расходы на 17%, а Казахстан – на 18%! Спрашивается, зачем наши власти делают такие абсурдные решения в благоприятной экономической ситуации? Чтобы хоть как-то нейтрализовать очень большое проинфляционное давление со стороны бюджетного стимулирования экономики отечественный регулятор вынужден был поднять базовую ставку. Хотя это будет негативно влиять на рост экономики и на развитие финансового рынка.

Удивляет позиция правительства, публично требующее от Нацбанка снижения базовой ставки. Очень надеюсь, что они не смогут продавить это решение через президента. С этой точки зрения, очень важны политические реформы, которые оформят реальную независимость НБРК от исполнительной власти. Кроме того, необходима кардинальная реформа бюджетной политики. Без этого Новый Казахстан не построить. Только при условии жесткой бюджетной дисциплины, а также после внедрения четкой контрцикличной бюджетной политики регулятор сможет снижать базовую ставку ниже инфляции. К примеру, как это делается в развитых экономиках.

– Сейчас власти вновь заговорили о Новой экономической политике. В июле АСПИР обещал представить пакет экономических реформ. Как вы думаете, будет ли объявлена кардинальная реформа бюджетной политики?

– Откровенно говоря, я сомневаюсь, что мы увидим какие-то кардинальные реформы в экономике при нынешнем правительстве. Например, в декабре 2021 Кабмин утвердил проект указа президента под названием «Концепция управления государственными финансами Республики Казахстан до 2030 года». Я уже несколько раз писал и говорил об этой документе, имитирующем реформы.

Глава государства еще не утвердил данную концепцию. И оставалась надежда на изменения. Но она растаяла в апреле, когда Кабмин принял программу по повышению доходов населения до 2025 года. Документ предлагает необоснованный рост расходов бюджета на ближайшие три года, что полностью противоречит контрцикличной бюджетной политике. Полным шоком стало предложение правительства увеличить расходы республиканского бюджета в 2022 году на 2,7 трлн тенге (рост на 18% по сравнению с прежними планами). То есть, правительство Алихана Смаилова продолжает внедрять «старые и вредные» подходы в экономической политике. И это не единичные примеры.

Я уже неоднократно говорил, что в Казахстане отсутствует прозрачная и независимая система оценки эффективности государственных расходов и инвестиций, направленных на диверсификацию экономики (индустриализация, сельское хозяйство, и так далее). Результат, громадные бюджетные средства были потрачены впустую или были просто разворованы. Естественно, никто не понес наказание.

Казахстану нужны кардинально новые подходы по диверсификации экономики. Однако на прошлой неделе правительство объявило, что оно собирается разработать программу импортозамещения до 2025 года. В чем новизна этой политики? Прежние программы индустриализации строились именно на этом принципе развития диверсификации экономики. А где результаты? Импортозамещение – абсолютно неверный подход для небольших и открытых экономик. Тем не менее чиновников это не волнует, поскольку им крайне важно распределять государственные деньги и льготы частным компаниям. Это власть и возможность для коррупционных доходов.

Кстати, в сельском хозяйстве происходит что-то подобное. Там вновь увеличиваются и перераспределяются субсидии, что делалось последние двадцать лет. Но АПК так и остается крайне отсталым сектором экономики. Исходя из всего вышесказанного, мне трудно понять, в чем будет заключаться «новая» экономическая политика, которую собираются объявить в июле. Если уже в этом году правительство практически полностью зафиксировало «старые подходы» по развитию экономики.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь