“Великий Туран” – миф или перспектива?

0
27

По мнению политологов, у Организации тюркских государств пока еще нет достаточных ресурсов для оказания серьезного влияния на регион, но такое влияние может оказывать Турция.


"Великий Туран" - миф или перспектива?

11 ноября в Самарканде прошел первый саммит Организации тюркских государств – объединение, которое связывают с реализацией идеи создания "Великого Турана" во главе с Турцией. Насколько реалистична эта идея и что сулит региону?

Самаркандский саммит Организации тюркских государств (ОТГ), в которую входят Турция, Азербайджан, Казахстан, Узбекистан и Кыргызстан хоть и считается первым саммитом ОТГ, но на самом деле первое объединение тюркских государств произошло еще в 1992 году в Анкаре.  

Президент Турции того периода Тургут Озал созвал саммит, куда приехали главы Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана, Туркменистана и Азербайджана. Повесткой саммита, на фоне распада Союза и образования новых независимых государств, стал вопрос политического и экономического единства братских стран. Но в следующем году Тургут Огал скончался и на втором саммите, который состоялся в 1994 году, главным обсуждением стало гуманитарное и социальное сотрудничество братских стран. 

Дальнейших встреч на этой платформе не было. По одной из версий, потому что Турция сама перестала проявлять активность, так как понимала, что даже после распада Союза влияние Москвы в регионе продолжает оставаться сильным, соответственно, говорить о политическом единстве рано. 

Но мягкую экспансию никто не отменял и для этого ей было достаточно присутствие турецкого бизнеса, в том числе и турецких лицеев, в регионе. 

Вторая причина заключалась якобы в том, что самой крупной по численности стране ЦА – Узбекистану – претило доминирование Турции в этом союзе, поэтому президент страны Ислам Каримов стал дистанцироваться от этого объединения, а без Узбекистана оно теряло свою целостность. 

Но в 2009 году Казахстан, Кыргызстан, Азербайджан и Турция решили вернуться к вопросу и создать Совет сотрудничества тюркоязычных государств (ССТГ). По некоторым данным эта инициатива, как и некоторые другие в этом Союзе, в том числе инфраструктурные, принадлежали экс-президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву, который считал, что "объединение свыше 200 млн братьев между Алтаем и Средиземным морем могло бы стать очень эффективной силой в мире".

Но в дальнейшем лидерство в Союзе вновь перешло к Турции. Ее активность особо стала заметна в 2014 году, когда к власти пришел Реджеп Тайип Эрдоган, а его активность уже связывают с аннексией Крыма Россией, который Турция считает своей исторической территорией, а претензии Москвы на него – необоснованными. 

В дальнейшем состав Союза стал расширяться. Так, в 2018 году Венгрия получила статус наблюдателя в Совете, а в 2019 году Узбекистан стал его полноправным членом. Через два года, в 2021 году, наблюдателем стал и Туркменистан. В прошлом году о подобном же статусе говорила и Украина. Ее вступление должно было произойти в 2022 году, но, по очевидным причинам, этого не произошло.  

Население тюркских государств составляет около 150 млн человек, общая площадь этих стран превышает 4,5 млн кв. км, их общий ВВП оценивается примерно в $1,5 трлн и, таким образом, и занимает 13-е место в мировой экономике. 

Новое название – новые цели

Прошлогодний саммит ССТГ был значимым для его членов. Во-первых, ССТГ был переименован в Организацию тюркских государств (ОТГ, именно поэтому Самаркандский саммит называют первым саммитом организации). Одновременно с этим была принята стратегия – "Видение тюркского мира -2040", которая уже помимо социального и гуманитарного сотрудничества, предусматривала углубленное сотрудничество, в том числе в сферах экономики и безопасности. 

Другим значимым событием прошлогоднего саммита стало то, что в ОТГ в качестве наблюдателя вступил Туркменистан и предполагалось, что на самаркандском саммите он станет полноправным членом организации, правда президент этой страны на саммит не приехал. Туркменистан представлял экс-президент этой страны Гурбангулы Бердымухаммедов, но в качестве почетного гостя без официальных полномочий.   

Значимость самаркандского саммита от этого не пострадала, а турецкие СМИ это объединение даже назвали "Соединенными Штатами Турции".  

В самаркандском саммите участники приняли декларацию, в которой в очередной раз выражают решимость "к дальнейшему углублению и расширению сотрудничества в многосторонних рамках Организации тюркских государств на основе общности истории, языка, культуры, традиций и ценностей тюркских народов", а также "подтвердили свою готовность внести вклад в усилия Азербайджана в постконфликтное восстановление, реконструкцию и реинтеграцию".


"Великий Туран" - миф или перспектива?

Девлет Бахчели (слева) и Реджеп ЭрдоганФото MHP_Bilgi / Twitter

Также в ней говорится о необходимости тесного взаимодействия в вопросах безопасности, "представляющих общий интерес" и призвали к более тесному сотрудничеству в области оборонной промышленности и военной сфере.  

Подчеркнута важность укрепления сотрудничества между государствами-членами в сферах цифровой экономики и Четвертой промышленной революции и достигнута договоренность о создании тюркского инвестиционного фонда в размере $500 млн.

ОТГ: новая интеграция и конкуренция России?

Как отмечает издание «Известия», сразу после саммита в Анкаре прошли военные учения 

Турции, Турецкой Республики Северного Кипра, Азербайджана, Казахстана и Кыргызстана. 

Узбекистан воздержался от участия.  

"В последние годы военное сотрудничество между Анкарой и странами Центральной Азии стало более интенсивным. Намерение Эрдогана сформировать военный альянс, включающий все тюркоязычные страны, вызывает обеспокоенность Москвы. Так, Туркменистан стал одним из крупнейших потребителей турецкого оружия. Кыргызстан получил в 2022 году беспилотники "Байрактар", а также нелетальное оружие, боеприпасы и средства защиты. 

Не стала исключением и Астана, получавшая оружие, а также подписавшая с Анкарой контракт на производство турецких беспилотников ANKA. Помимо этого, в Турции постоянно проходят подготовку военные всех государств Центральной Азии", – пишет издание. 

Военный альянс тюркских государств считается одной из идей пантюркизма, который посредством мягкой внешней экспансии «тюркского мира» предусматривает создание "Великого Турана" и "Армии Турана". При этом география "Великого Турана" довольна широкая и даже уже картографирована – в прошлом году президенту Турции карту "Тюркского мира" подарил лидер партии националистического движения Турции Девлет Бахчели. 

Помимо стран-членов ОТГ, на ней тюркскими указаны также Таджикистан и почти 20 субъектов Российской Федерации (Якутия, Бурятия, Иркутская область, Алтай, Хакасия, Тыва, Омская область, Новосибирская область, Курганская область, Челябинская область, Оренбургская область, Самарская область, Саратовская область, Ульяновская область, Пензенская область, Астраханская область, Башкирия, Татарстан, Дагестан). 

Эти территории охвачены красным цветом

Помимо этого, оранжевым цветом обозначены некоторые страны Балканского полуострова, часть Ирана, южные регионы России, большая часть Сибири и западная часть Монголии, а желтым – Алтай, Якутия и Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая. В подписи к опубликованной фотографии не уточняется, что обозначают эти цвета. 

Сама Турция заявляет, что не посягает на чьи-то территории, а карта хоть и означает "тюркское единство", при этом не подразумевает присоединение или объединение государств и регионов к Турции. 

Фото с сайта: fondsk.ru

Как относится официальная Москва к этому, не известно, но, если судить по комментариям пресс-секретаря президента РТ Дмитрия Пескова, там тоже не видят в этом какую-либо угрозу.  

"Наши турецкие партнеры пестуют идею тюркского единства, это нормально. Я, единственное, что могу сожалеть, что на карте все-таки не стоит большая красная звезда в центре тюркского мира", – сказал он в эфире телеканала «Россия-1». 

Однако, экспертное сообщество и даже российские научные круги считают, что "Великий Туран" – не фантазии, а реальный проект Эрдогана".

"Это очень серьезный вопрос. Очень серьезный вызов для безопасности, прежде всего, нашей страны. И даже несмотря на то, что сейчас существует украинская проблема, нужно очень серьезно задуматься относительно тюркских регионов России. Речь о Татарстане, Башкортостане, Кавказе и так далее. Это все тоже входит в зону интересов вот этого тюркского каганата под предводительством Турции. Профильным специалистам и спецслужбам надо очень внимательно на это смотреть", – считает эксперт Российского военно-исторического общества Никита Буранов. 

Аналогичного мнения придерживается большинство российских экспертов, что можно наблюдать на различных онлайн-платформах.  

Стоит ли Таджикистану опасаться?

Как отмечают со слов ведущего научного сотрудника Института мировой экономики и международных отношений РАН Виктора Надеин-Раевского "Известия", между Турцией и странами центральноазиатских государств идет сотрудничество на уровне силовых ведомств, разведки, штабов. 

"Проходит обучение офицеров из всех тюркоязычных республик, включая членов ОДКБ. В первую очередь, речь идет о Казахстане. Сама идея создания “армии Турана” в течение многих лет культивируется. Но пока бывшие сограждане из стран бывшего Советского Союза на эту идею не соглашаются", – цитирует эксперта издание.

Тем не менее, как показывает практика, во многих вопросах страны могут быть солидарны друг с другом, в частности, если это вопрос территориальной важности. Например, прошлогодний саммит ОТГ проходил после победы Азербайджана в Нагорном Карабахе и на нем "лидеры тюркоязычных стран продемонстрировали единство и солидарность с Баку". 

"Главы государств тюркоязычных стран, которые также коснулись освобождения территорий Азербайджана от военной оккупации, выразили удовлетворение тем, что конфликт между Арменией и Азербайджаном разрешен", – писали протюркские СМИ. 

Это при том, что и Армения, и другие страны ЦА ОТГ являются членами ОДКБ, но, судя по всему, они исходили из принципа: "своя рубаха ближе к телу". Тем более известно, что Турция оказывала Азербайджану военную поддержку в ходе этого конфликта. Можно предполагать, поздравляя Азербайджан, что эти страны одобряли и эту поддержку. 

Для Таджикистана в этом случае возникает вопрос, не будет ли эта ситуация проецирована на приграничный конфликт с Кыргызстаном и не станет ли ОТГ поддержкой этой страны в ее конфликте с Таджикистаном?   

По мнению таджикского политолога Парвиза Муллоджонова, у самой ОТГ, как организации, пока еще нет достаточно финансовых и организационных ресурсов для оказания серьезного влияния на состояние дел в регионе. 

"Другое дело, что такое влияние может оказывать сама Турция по линии двусторонних отношений, как это было уже во время конфликта между Арменией и Азербайджаном. В случае же приграничного конфликта Баткен-Исфара, Турция, скорее всего, предпочла бы сыграть роль посредника и модератора между сторонами, чем однозначно вставать на сторону Бишкека. Прежде всего, в силу удаленности зоны конфликта от Турции, а также существования в регионе и других геополитических игроков, с позициями которых Стамбул, так или иначе, должен будет считаться", – отмечает он. 

Также, по мнению политолога, новое объединение означает рост влияния Турции в регионе. Геополитические амбиции Стамбула и президента Эрдогана сегодня уже выходят за рамки идеи об объединении только тюркоязычных государств, и в ОТГ видят механизм для продвижения своих интересов также и в рамках всего мусульманского мира и Евразии в целом. 

Поэтому, считает политолог, сегодня Венгрия, которая не является тюркоязычным государством, получила статус наблюдателя в ОТГ, с правом последующего присоединения. Были также разговоры о возможном присоединении к Организации и Украины в качестве страны-наблюдателя. 

"По этой же причине Турция официально дистанцируется и декларирует нейтралитет в отношении конфликтов между странами мусульманского мира, даже если это касается государств-членов ОТГ. К тому же, Организация все еще остается достаточно аморфным объединением по сравнению с другими интеграционными моделями в регионе, такими как СНГ, ШОС или ЕАЭС. 

Существует общее положение о необходимости придерживаться странам-членам ОТГ единой позиции во внешней политике, (в том числе и в отношении какого-либо конкретного события и конфликта), однако на практике этот пункт остается трудновыполнимым", – считает Муллоджанов. 

Аналогичного мнения придерживается и другой политолог Нуриддин Худоеров. По его мнению, Турция, конечно, будет пользоваться ослаблением Москвы и пытаться занять ее место в регионе, но внутри самой организации существует много несогласованностей, что мешает ей стать ведущей организацией в регионе. 

"Что касается кыргызско-таджикского конфликта, то Турция будет оказывать военную поддержку не только члену "семьи", но Таджикистану, но вряд ли будет при этом заинтересована в конфликте между ними. Эрдогану куда выгоднее выступить в роли  модератора и, скорее всего, именно так и будет", – считает Худоёров.  

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь