Беседы с Шестаковым: Почему американские НКО не имеют ничего общего с интересами Кыргызстана и куда ведет «Великий Туран». Часть 2

0
80

Мы продолжаем беседу с Игорем Шестаковым – руководителем Центра экспертных инициатив «Ой Ордо». В первой части мы обсуждали слагаемые безопасности в регионе, а сегодня говорим о том, что вызывает в последнее время бурю эмоций и негодований, – законе о некоммерческих организациях и бенефициарах «бескорыстной помощи» народу Кыргызстана…

– Вы уже говорили о диалоге ЦА и КНР, совместных программах с этими странами. Каким, на Ваш взгляд, может быть конечный вектор этого сотрудничества? Почему спрашиваем об этом? Потому что есть опасения, что стратегические компании могут перейти под управление КНР – Кыргызстан может потерять свой экономический суверенитет…

– Вопрос, конечно, интересный… Для стран Центральной Азии КНР – это не просто трансграничная страна, а, безусловно, как и Россия, важный стратегический и значимый партнер. Если говорить об этом партнерстве применительно к Кыргызстану, то важно отметить, что «китайское присутствие» мы отмечаем в различных сферах – и в большом, долгоиграющем проекте «Один пояс – один путь».

Говорить об этом стратегическом проекте можно долго, бесконечно. Он безусловно знаковый для наших стран и связан как с дальнейшей разработкой полезных ископаемых в ЦА добывающих отраслей, так и переработкой. Кроме того, он значительно улучшает логистику стран ЦА, что, безусловно, играет свою роль в конечной стоимости товара.

Но на мой взгляд, потенциал сотрудничества с КНР (в связке с Кыргызстаном – прим. автора) мы могли бы использовать шире и полезнее для наших стран. О чем я говорю? Прежде всего, КНР – технологически мощная страна с развитой «цифровой экономикой», и, безусловно, она могла бы стать донором технологий для нас. Давайте признаем этот факт и, что называется, возьмем его на вооружение.

То есть есть большой потенциал создания СП по принципу: китайские – инвестиции и технологии, кыргызские – рабочие места и обученные специалисты. Где можно использовать этот принцип? Первое, что реально можно «подтянуть», – развить на основе китайских технологий наш кыргызский автопром, которого просто нет в стране. Именно по такому принципу шли в Узбекистане и добились больших успехов.

Я не думаю, что Кыргызстан хуже или вдруг в нашей стране не будет работать эта схема. Повторюсь, у нас нет автопрома никакого! Я не буду лукавить, но идея эта не моя – разговоры о сотрудничестве с КНР по части развития нашей индустрии ведутся давно. С китайской стороны есть понимание: заключено соглашение о сотрудничестве, выделены какие-то участки, оговорены условия… Ну а дальше что? Сложный бюрократический этап пока не преодолен, хотя цель есть…

Теперь о другом. Да, конечно, проще торговать сырьем, а не произведенным товаром, но это «психология временщиков», которые не думают о грядущих поколениях. В Кыргызстане, к счастью, это понимают – страна закредитована (по разным причинам, и в том числе из-за ошибок прежних властей – прим. автора) и рассчитываться с Китаем придется месторождениями. В каком-то смысле это потеря суверенитета с тяжелыми последствиями для будущего страны. Но опять-таки, если брать за основу глобальный проект «Один пояс – один путь», то усилия властей направлены на строительство железнодорожной магистрали Узбекистан – Кыргызстан – Китай. Почему для республики важна эта дорога? Во-первых, сейчас у нас «дорога жизни» проходит через Казахстан – вся цепочка нашего импорта-экспорта упирается в соседнее государство, а во-вторых, мы не имеем выхода к морю… В случае со строительством железной дороги, несмотря на голоса противников, у Кыргызстана появляется возможность создания надежной логистической цепочки доставки грузов. По подсчетам экономистов, мы получаем прибыль в размере 4% ВВП страны. Согласитесь, для дальнейшего развития всей экономики это существенный аргумент.   

– Теперь о многочисленных программах, действующих по линии ЕС и США. Они вызывают не то чтобы критику, скорее, недоумение – финансирование различных тренингов, конференций и брифингов, гуманитарных программ, в том числе и ЛГБТ, и на другой стороне – реальная экономическая помощь от РФ и КНР… Зачастую, как говорят многие, это происходит оттого, что молодежь хочет заработать, – а им предлагают реальные деньги (участие в этих программах).

– Ну тут надо, конечно, спрашивать у кыргызской молодежи, на каких условиях она принимает участие в тех или иных программах, тренингах и сколько зарабатывает… А если серьезно, то давайте отвечу на ваш вопрос предметно в силу своих знаний и профессионального опыта.

Давайте договоримся сразу, что так называемые западные, американские и турецкие НПО, реализующие массу различных программ в Кыргызстане, преследуют одну-единственную цель – создание в стране определенных групп влияния. Точка.

Это история не про национальные интересы и потребности Кыргызстана. Как и в какие сферы распространяется это влияние в Кыргызстане, скажем, кто целевая группа программ различных фондов? Правильно – различные молодежные группы, лица, которые, как говорят педагоги, «в стадии формирования». Диспуты, круглые столы, беседки, различные интерактивные шоу – все для «прокачки» и для формирования «устойчивых принципов и убеждений» в отношении РФ и КНР. Какие, так сказать, нарративы используются? Во-первых, Россия – «вчерашний день» и в плане демократических ценностей, и в плане развития страны; КНР – ну тут классика жанра… О заслугах Си в области экономики и в повышении уровня жизни населения никто не говорит. И о том, что практически в стране действует идеальная экономика, которая в состоянии выстоять в любой «шторм», тоже умалчивается. Си в лице ведущих тренингов «от коллективного Запада» – диктатор, который рано или поздно за долги по кредитам «оптом» захватит все страны Центральной Азии. Разумеется, никто не рассказывает, что помощь РФ, которая поступательно идет именно со стороны государства, в разы превышает вложения в экономику Кыргызстана со стороны ЕС и США; и мы получаем эти средства не с каких-либо российских НКО, а напрямую с правительства РФ. Далее – российские вложения идут под понятные всем цели, к примеру, на строительство новых школ, организацию питания школьников, газификацию столицы, сейчас – реконструкцию Бишкекской ТЭЦ. Так же и КНР – гигантские средства идут на развитие экономического сектора страны.

Да, действительно, со стороны западных НКО проводятся, как правило, гуманитарные мероприятия. То есть, в основном, рассчитанные на молодежную аудиторию, так сказать, на «поговорить». Понятно, что даже если молодые люди и обладают какими-то знаниями, жизненными навыками, они просто не выстоят в этой дискуссии: очень много приводится «убийственных» аргументов в пользу того, о чем я говорил выше (отношение к РФ и КНР – прим. автора). Это, так скажем, геополитический дискурс, а есть и другой, который близок «неокрепшим душам», – защита прав человека, гендерное равенство, секс-меньшинства, свобода митингов и собраний, насилие в семье, защита прав детей и подростков, права больных ВИЧ, как не угодить в рабство, находясь в России и других странах ЦА…

Что ни тема, согласитесь, то она вызывает живой интерес у представителей пубертатного поколения. И им в силу возраста есть, что «впитать от лекторов» и чему «поучиться».

Что касается в принципе дискурса о западных ценностях и «достижений демократии» на постсоветском пространстве… Понимаете, в этом вопросе «демократические лекторы» любят приводить в пример Грузию. Дескать, вот образец «истинных ценностей» на постсоветском пространстве: удачно расстались с прошлым (отказ от истории, связанной с СССР), провели реформы, заработал механизм сменяемости власти. Тут они делают паузу… и не идут дальше.

А что стало с Саакашвили, на которого в итоге грузинские власти завели уголовное дело, а украинские – с позором выгнали из страны? Какова судьба многомиллиардных долгов страны, которые также образовались благодаря усилиям «коллективного Запада», и, главное, как теперь живет население Грузии, которое ищет работу во всех уголках мира… Вот, так скажем, последствия реформ, о которых все предпочитают молчать, ибо сказать по существу вопроса нечего.

Соответствует такой подход национальным интересам? Думаю, нет. То есть то, что реализуют и навязывают «политические» НКО, – это сугубо их представления о прекрасном в стране Кыргызстане. Особняком, конечно, стоит деятельность СМИ, существующих на деньги зарубежного капитала, в данном случае это отдельный разговор.

Но опять-таки надо понимать – и в этом случае ангажированные зарубежные СМИ не служат национальным интересам страны.

Мы в нашем экспертном центре «Ой Ордо» уделили немало времени обсуждению «Закона об НКО», который в итоге депутаты кыргызского ЖК приняли, а Президент подписал. Поверьте, были ожесточенные дискуссии, и то, что я говорю сейчас, это, так сказать, квинтэссенция высказанного и обнародованного. Без контроля со стороны государства этот институт не может существовать в любой, а не только нашей стране. И не важно, кто в данном случае финансирует – «коллективный запад», КНР, РФ… И я целиком разделяю ответ лидера страны Блинкену в части того, что государственный интерес должен стоять на первом месте, а уж без деятельности «общественников» из различных «корпусов мира» можно как-то обойтись или взрастить своих.

– А Турция? Как «Великий Туран» влияет на кыргызский гражданский сектор, власть?

– Во-первых, не нужно переоценивать турецкие НПО, а во-вторых, бюджеты Турции по сравнению, скажем, с возможностями КНР просто мизерные и не идут ни в какое сравнение.

Турция – своеобразный игрок, она дистанцируются от ЕС и США и претендуют на роль особого игрока. Эта особенность связана с тем, что Турция пропагандирует себя как страну, наиболее успешную в мусульманском мире и… Европе. Соответственно, система ценностей и мотивация – иная. Но, безусловно, главная особенность Турции – она реализует свою миссию не с помощью НПО, а через цепочку образовательных учреждений, действуя по принципу: школа, вуз, стажировки в профильных центрах. При этом надо понимать, что турецких образовательных учреждений в Кыргызстане гораздо больше, чем европейских или, скажем, американских, но меньше, чем российских.

С точки зрения дальнейшего развития… Сказать, что турецкий рынок труда, равно как и американский и европейский, открыт для кыргызских выпускников – большое лукавство. Поэтому турецкие программы – это тоже стремление страны создать свой анклав влияния: встраивая взращенную элиту в кыргызское общество, которая и будет реализовывать интересы чужой страны.

– Вы говорите абсолютно правильные вещи, указывая на то, что в основе – государственный интерес, суверенизация… Закон об НКО принят, дальше что? Как государству, в конце концов, не повторять ошибок, не взращивать «пятую колонну», которая и выводит людей на улицы.

– Очень своевременный вопрос, а главное – закономерный. Мы на наших круглых столах искали ответ на него и нашли.

Во-первых, теперь мы понимаем, что НКО все-таки бывают разными: иные преследуют политические цели, другие – социальные. Если говорить о последних, то соглашусь, если организация на свои деньги ухаживает за престарелыми, а у государства нет такой возможности, – пусть существует такая организация. И наконец, во-вторых, государство (Кыргызстан) должно оказывать грантовую поддержку таким организациям. Прекрасный опыт есть на этот счет в Казахстане – богатейшие кейсы в России. Что мешает пойти по этому пути и Кыргызстану? Не думаю, что это ляжет тяжким бременем на бюджет республики, но через «свои» деньги проще реализовывать государственную поддержку в сфере молодежной политики, взращивать патриотов, способных не забывать историю своей страны. Наконец, прикладывать усилия для становления новой кыргызской элиты.

Источник