Сможет ли «Большая семерка» занять место Китая в Центральной Азии?

0
43

Для Таджикистана и ЦА это хорошая возможность для диверсификации инвестиционных потоков, но, помощь всегда влечет за собой обязательства, например, в части соблюдения прав человека.


Сможет ли «Большая семерка» занять место Китая в Центральной Азии?

На саммите G7, который прошел в Германии на позапрошлой неделе, лидеры «Большой семерки» заявили о намерении создать альтернативу китайской инициативе «Один пояс – один путь» в разивавающихся странах, которые входят в китайский проект. Они планируют инвестировать в инфраструктуру этих стран в ближайшие пять лет $600 млрд. 

Удастся ли им занять место Китая в ЦА и в Таджикистане в целом?

Инициатором идеи является президент США Джо Байден, она была поддержана другими лидерами стран «Большой семерки». Напомним, в эту группу входят: США, Великобритания, Германия, Франция, Япония, Италия и Канада. 

Лидеры этих стран решили создать фонд поддержки инфраструктурных проектов в развивающихся странах в ответ на китайскую программу «Один пояс – один путь», чтобы сдержать влияние Пекина на развивающиеся страны.   

«Мы собрались здесь сегодня, чтобы озвучить наши совместные планы по финансированию глобальной инфраструктуры в тесной координации друг с другом, так мы сможем добиться лучших результатов. Наша общая задача – мобилизовать около 600 миллиардов долларов к 2027 году», – цитирует Джо Байдена канал Euronews.

Давние опасения

По словам таджикского политолога Абдугани Мамадазимова, инициатива Пекина изначально имела своих противников, в связи с чем, в качестве альтернативы, обсуждались два глобальных проекта – Трансатлантическое и Транстихоокеанское партнерство, которые были инициированы со стороны администрации Дональда Трампа. Но первым противником китайского мегапроекта был японский премьер-министр Синдзо Абэ. 

«Он предложил японский глобальный проект “Качественная инфраструктура”, который выступил альтернативой китайскому мегапроекту и дистанцировался от него. А уже ко времени проведения второго глобального Форума в Пекине (апрель, 2019 год) Япония стала больше работать в этом направлении. 

Также усилилась работа с приходом к власти Джо Байдена, который объявил о необходимости консолидации в этом вопросе, и ему это удалось. Удастся ли сдержать влияние Китая в регионе, трудно сказать, но однозначно альтернатива китайским инвестициям в регионе и в Таджикистане, в частности, будет», – считает политолог.

При этом он считает, что Таджикистан может использовать поддержку «семерки» в вопросе строительства альтернативной дороги на Восток страны через хребет Зулумарт (Мургаб). Ранее он писал о важности этой дороги.

По его мнению, она могла бы взять свое начало с Пенджикента, который граничит с Самаркандом, и пройти через Душанбе в Лахш, а оттуда до Кызыларта (север Памира).

Но самым сложным участком на этом маршруте является хребет Зулумарт, который находится на высоте 5 784 метров над уровнем моря и препятствует потенциальному маршруту прохождения. 


Сможет ли «Большая семерка» занять место Китая в Центральной Азии?

Китайский маршрутФото с сайта panoptikon.org

«Прохождение железной или автодороги через этот хребет способствует решению множества целей стратегического масштаба: открывает второй (альтернативный) путь в Горный Бадахшан; превращает горный Таджикистан в транзитную (железнодорожную) страну не только регионального, но и континентального масштаба (от берегов Тихого океана до берегов Атлантического океана); содействует модернизации традиционалистского Каратегинского региона; содействует полномасштабной коммуникации таджикского народа по территории всей горной страны, устраняя “белые пятна” (Северный Памир)», – считает Мамадазимов.  

Китай выручает, но не желателен

По мнению другого нашего собеседника, тоже политолога, западные инвестиции были бы очень своевременны, учитывая, что инициатива «Один пояс – один путь» в следующем году будет отмечать свое десятилетие и у Китая, в связи с этим, есть большие планы, то есть он планирует выделять больше средств развивающимся странам, расширяя свою экспансию.  

«В определенных моментах китайцы, конечно, нас выручают, например, как это было в случае со строительством государственных объектов, которые должны были построить саудиты, но затянули с этим.

Поэтому финансирование этих объектов взял на себя Китай и сейчас их строительство идет быстрыми темпами. Но с другой стороны, конечно, для страны не желательно преобладание инвестиций одной страны», – считает собеседник, который пожелал остаться анонимным. 

Европейцам придется закрывать глаза на многое?

По мнению политолога Амири Замона, для Таджикистана и Центральной Азии это хорошая возможность для диверсификации инвестиционных потоков, но, по его словам, европейские инвестиции, как гранты, так и кредиты, как правило, влекут за собой обязательства и выдаются в случае их соблюдения, например, это соблюдение прав человека и т. д. 


Сможет ли «Большая семерка» занять место Китая в Центральной Азии?

Фото с censor.net

Китай же никаких условий не ставит и выдает их на длительные сроки. Условиями для инвестиций является лишь то, что в проектах участвуют их компании и рабочие. 

По мнению политолога, ситуация с правами человека в ЦА имеет нарекания, поэтому здесь возникает вопрос, насколько европейцы остаются приверженными своим ценностям.

«Также нужно учитывать, что Китай является гигантом в осуществлении инфраструктурных проектов. Опыт этой страны за последние десятилетия тому пример. По сути, проект “Один пояс – один путь” является результатом их инфраструктурных преобразований, после которых осталось огромное количество оборудования и техники, поэтому они решили использовать этот потенциал, создав  проект “Один пояс – один путь”. 

Страны ЦА используют этот пояс, поэтому “Большой семерке” будет трудно с ним конкурировать. Тем более, как я уже отметил, в первую очередь, это будет зависеть от того, насколько они готовы закрывать глаза на нарушение обязательств со стороны бенефициаров», – отмечает Амири Замон.  

 

Что такое «Один пояс и один путь»?

Это трансконтинентальная долгосрочная политика и инвестиционная программа Китая, направленная на развитие инфраструктуры и ускорение экономической интеграции стран, расположенных по пути исторического Шелкового пути. Инициатива была представлена в 2013 году председателем КНР Си Цзиньпином.  

Согласно официальному плану «Один пояс – один путь» (BRI) ставит своей целью «содействие обеспечению связи между азиатскими, европейскими и африканскими континентами и прилегающим к ним морям, установление и укрепление партнерских связей между странами, включенных в «пояс», создание универсальных, многоуровневых и комплексных сетей связи и обеспечение диверсифицированного, независимого, сбалансированного и устойчивого развития этих стран.

BRI уделяет основное внимание странам Азии, Восточной Африки, Восточной Европы и Ближнего Востока – региона, состоящего главным образом из стран с формирующейся рыночной экономикой. 

По состоянию на декабрь 2020 года 138 стран и 31 международная организация подписали 203 документа о сотрудничестве с Китаем в совместном строительстве проекта «Один пояс – один путь».  

Она охватывает шесть коридоров, а именно: 

Экономический коридор – Новый Евразийский наземный мост (NELBEC);

Экономический коридор Китай – Монголия – Россия (CMREC);

Экономический коридор Китай – Центральная Азия – Западная Азия (CCWAEC);

Экономический коридор Китай – Индокитайский полуостров (CICPEC);

Бангладеш – Китай – Индия – Экономический коридор Мьянмы (BCIMEC);

Экономический коридор Китай – Пакистан (CPEC).

Между тем, по данным аналитической компании AidData, у стран-участниц проекта «Один пояс – один путь» насчитали $385 млрд скрытых долгов. В основном эти долги образовались у стран с низким и средним доходом.  


Сможет ли «Большая семерка» занять место Китая в Центральной Азии?

Фото: cgtn.com

По мнению многих международных экспертов, Пекин загнал развивающиеся страны в долговые ловушки и может получить контроль над различными активами, если долги не будут выплачены.

Аналитики говорят, что объем долгов, образовавшихся у государств перед кредитовавшим их Китаем, существенно выше, чем предполагают рейтинговые агентства и межправительственные организации, имеющие надзорные функции.  

Долги более 40 стран с низкими и средними доходами перед Китаем в настоящее время составляют более 10% ВВП, свидетельствуют оценки AidData. В среднем уровень задолженности таких стран перед КНР занижен на 6% ВВП.

В тоже время исследования университета Джонса Хопкинса в 2020 году показали, что в период с 2000 по 2019 годы Китай списал долги африканских стран на сумму $3,4 млрд, еще $15 млрд долга были реструктуризированы или рефинансированы. При этом Пекин не забирал активы у стран-должников.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь