Носирбек Нарзибеков о витраже как уникальном искусстве, которое не нужно Таджикистану

0
40

Художнику-витражисту сегодня, 12 декабря исполняется 69 лет, а к своему 70-летию он хочет подготовить оригинальную выставку.


Носирбек Нарзибеков о витраже как уникальном искусстве, которое не нужно Таджикистану

Носирбек Нарзибеков – столичный художник-витражист и живописец, умеющий придавать своим работам на стекле воздушную лёгкость, а его полотна мало в чем уступают картинам прославленных мастеров.

«Мне нравится моё дело, которое со стороны может показаться сложным и трудоёмким, но я погружаюсь в него с головой. Однажды во время создания одной из работ я не выходил из дома три месяца, но обнаружил я это, когда её окончил. Мою увлеченность можно назвать творческим честолюбием», – поясняет художник.

Он получил художественное образование в Литве, преодолев языковой барьер. Стал мастером своего дела, создавая прекрасные витражи. Но в итоге оказалось, что передавать своё мастерство нет никакой надобности, так как искусство создания витража в стране давно не востребовано…


Носирбек Нарзибеков о витраже как уникальном искусстве, которое не нужно Таджикистану

“Люди солнца” (проходная текстиль-комбината)

«Я ничего не знал ни о Литве, ни о витраже»

В детстве особенного таланта к рисованию у него не было.

«Когда двое моих одноклассников в пятом классе решили пойти учиться в художественную школу, я попросил отца записать меня туда, – вспоминает Нарзибеков. – Он моё желание поддержал с радостью, несмотря то, что оплата составляла 25 рублей в месяц, что по тем временам было не дёшево».


Носирбек Нарзибеков о витраже как уникальном искусстве, которое не нужно Таджикистану

Автопортрет

Окончив художественную школу, а затем училище, молодой человек по настоянию отца отправился поступать в Литву, в Художественный институт Вильнюса.

«До этого момента я практически ничего не знал ни о Литве, ни о настоящем витраже. Не знал, конечно, языка. Но мне повезло, я встретил немало хороших людей, с которыми до сих пор поддерживаю связь», – говорит Носирбек Нарзибеков.

Многие абитуриенты из Сибири, Армении, Украины и Беларуси, подававшие документы одновременно с ним, узнав об отсутствии русской группы, ушли. Но не Носирбек.

Кстати, он не был единственным таджиком в институте, там уже училось трое его земляков.


Носирбек Нарзибеков о витраже как уникальном искусстве, которое не нужно Таджикистану

Эскиз витража

«Кровь кипела, и мы не обращали внимания на усталость»

Окончив обучение, в 1979 году Носирбек вернулся на Родину с честолюбивыми планами, которые при СССР были осуществимы.

В 1981 году, отслужив в армии, он начал работать со своим товарищем и однокурсником Вячеславом Хасановым.

«Я занял пристройку под мастерскую на нашем земельном участке, – рассказывает Нарзибеков. – То, что мастерская при доме, дало мне возможность осуществить многие честолюбивые планы. Но это все в прошлом, хороших заказов нет со времен развала СССР, потому что витражи почему-то стараются заказать «на стороне», несмотря на то, что на месте это обходится дешевле».


Носирбек Нарзибеков о витраже как уникальном искусстве, которое не нужно Таджикистану

Витражная мастерская

В лучшие годы работать он начинал с 5 утра, а заканчивал в 12 ночи.

«Было сложно, но тогда мы были молодыми и честолюбивыми художниками, у нас кровь кипела, и мы не смотрели ни на усталость, ни на какие-либо ограничения. От первого штриха эскиза, до последнего гвоздя – всё делали своими руками, – вспоминает он. – Сейчас мне обидно и грустно, что весь потенциал возможностей, которые я получил за годы учебы в Литве, удалось использовать примерно на 15%».

Носирбек Нарзибеков считает, что сегодня витраж в нашей стране оскорбительно недооценён, так как это очень глубокий и разносторонний вид изобразительного искусства с большими техническими и композиционными возможностями.


Носирбек Нарзибеков о витраже как уникальном искусстве, которое не нужно Таджикистану

Ганеша (частный объект)

«Многие витражи, как часть советского наследия, сейчас демонтируют. Наших со Славиком работ, которые мы выполняли, в классической технике с тонким стеклом осталось очень мало», – говорит он.

У художника не осталось надежды получать заказы в родной стране, и сейчас он стал задумываться о том, чтобы перебраться туда, где его мастерство будет востребованным. Сейчас у него есть проекты в Узбекистане, а в Турцию приглашают дать несколько мастер-классов.


Носирбек Нарзибеков о витраже как уникальном искусстве, которое не нужно Таджикистану

Создавать витражи – дорогое удовольствие

Создание витража требует немалых материально-технических затрат. Витраж – очень материалоёмкое производство. Стекло, краски и прочие материалы стоят недешево. Один лист цветного стекла обходится в $100, и покупать его приходится в Москве, а знакомые из Прибалтики отправляют художнику готовые краски (флюс). 


Носирбек Нарзибеков о витраже как уникальном искусстве, которое не нужно Таджикистану

Частный объект

«Раньше я сам варил краски из химических ингредиентов на основании сурика и борной кислоты. На самом деле ингредиентов много, но они создают основную базу краски «флюс». А остальные компоненты типа кобальта и окиси хрома, окиси алюминия, добавленные к «флюсу», дают определенные оттенки, – рассказывает Нарзибеков. –

Внешне все эти краски одинаковые, но после нанесения на стекло и «сваривания» при температуре 850°С в муфельной печи, расплавляются и прилипают к стеклу. Марганец даёт фиолетовый, окись хрома – зелёный, окись алюминия – жёлтый и т.д.


Носирбек Нарзибеков о витраже как уникальном искусстве, которое не нужно Таджикистану

Оттенок и глубина цвета зависит от количества добавляемого ингредиента. Во времена союза химикаты поставлялись государством, но теперь этого давно нет».

Хотел быть архитектором, а стал художником

«Отец по работе очень сдружился с архитектором Глебом Всеволодовичем Веселовским, который часто бывал у нас в гостях. Однажды он предложил, чтобы моя старшая сестра поступила учиться на архитектора, а я был ещё маленьким и тоже стал мечтать об этом.


Носирбек Нарзибеков о витраже как уникальном искусстве, которое не нужно Таджикистану

Но я рад, что стал художником, и считаю, что мне повезло, – делится Нарзибеков. – Мне вообще везёт по жизни встречать хороших людей: это мой первый учитель Ахмед Пулатович Умаров, и другие из той плеяды его поколения. А творческую беспощадность во мне пробудил Зухур Хабибуллаев.

Но это в художественном училище, а в Литве я уже встретил таких маститых мастеров, как: Казис Маркумус, Алгимантас Стошкус, Станисловас Кузьма… Я многое перенял у них и бывая в Литве посещаю их могилы».

Профессиональных художников-витражистов в Таджикистане нет, есть любители, но это большая разница, говорит Нарзибеков.


Носирбек Нарзибеков о витраже как уникальном искусстве, которое не нужно Таджикистану

Частный объект

«Чтобы быть художником, надо не только хорошо рисовать, но и мыслить композиционно. Сейчас многие берут идеи из интернета – немного там, немного там, и получается как бы свое. Это не профессионально, – считает художник. – Должна быть профессиональная этика, а чтобы работы получались профессиональными, важен накопленный опыт и желание углубиться в композиционную идею и желание воплотить задуманное.


Носирбек Нарзибеков о витраже как уникальном искусстве, которое не нужно Таджикистану

Сыновья Искандар и Рустам по стопам отца не пошли, но все же стали художниками своего дела – рестораторами в Великобритании. Рустам, известный как Бек Нарзи также проводит лекции по ведению ресторанного бизнеса, и пишет книги как его дедушка по материнской линии.


Носирбек Нарзибеков о витраже как уникальном искусстве, которое не нужно Таджикистану

Частный объект

Или творить или кормить семью

Однажды Носирбек Нарзибеков был вынужден уйти из профессии, потому что не было работы. Некоторое время был шофером в международной организации, затем занимался бизнесом. Затем, до 2022 года художник работал в институте изобразительных искусств, где преподавал композицию, рисунок, живопись.


Носирбек Нарзибеков о витраже как уникальном искусстве, которое не нужно Таджикистану

«В 2000-х я понемногу вернулся в профессию и оставил бизнес. Конечно, материально сильно потерял, но зато ко мне вернулось душевное спокойствие, – говорит Нарзибеков. – Появились люди, начали заказывать витражи. Конечно, в них проглядывался конъюнктурный оттенок – веянья рынка. Каких-либо глубоких композиционных решений воплотить не удается».

– А сколько стоят витражи?

– Стартовая цена составляет от $500 за кв.м. а в США, в одной витражной мастерской я видел витраж в половину двери, который стоил $5000. Кстати, тамошние мастера – художники оценили работы, которые я показал и просили меня остаться там. Но я не захотел, да и маму не мог бы здесь оставить…


Носирбек Нарзибеков о витраже как уникальном искусстве, которое не нужно Таджикистану

Выставка к юбилею

Носирбеку Нарзибекову 12 декабря 2023 года исполнится 70 лет, и в честь этого юбилея художник планирует 7 ноября провести выставку своих работ не только в стекле, но и в графике и на холсте. Ценители искусства смогут полюбоваться оригинальными картинами и получить эстетическое удовольствие.

Художник начал выставляться с 2003 года, но юбилейная выставка обещает быть особенной. Однако мастер сетует на то, что в Таджикистане нет ни одного выставочного зала, предназначенного специально для картин, и просит обратить на это внимание тех, кто мог бы его построить.


Носирбек Нарзибеков о витраже как уникальном искусстве, которое не нужно Таджикистану

Зал должен быть просторным, светлым, и таким, чтобы посетители могли отойти и полюбоваться картинами издалека.

Сейчас в Душанбе большинство выставок проходят в отеле «Серена», где художники выставляются по нескольку раз. Там прекрасные руководители, но совершенно не те условия, которые нужны для профессиональной выставки картин.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь