Асрор Аминджанов и его каменные шедевры

0
25

Наш сегодняшний рассказ – о талантливом таджикском художнике, авторе каменной мозаики «Шашмаком», которая украшает фасад бывшего здания ТВ «Сафина». 

Для начала напомним: председатель Душанбе уже дал поручение сохранить историческую мозаику для будущих поколений душанбинцев, а международная команда экспертов-реставраторов уже приступила к работе. 

Так кто он, автор этой мозаики, художник Асрор Аминджанов?  Каким он был человеком, как пришел в искусство и почему важно сохранить его наследие?

Мы решили рассказать об этом читателям «Азия-Плюс», но оказалось, что информации об этом человеке в открытом доступе практически нет. Нам пришлось буквально по крупицам собирать факты о жизни и творчестве Аминджанова – мы поговорили с учениками и соратниками художника, с людьми, которые хорошо его знали, мы нашли в Санкт-Петербурге детей мастера – Марифат и Темура Аминджановых.  

В итоге получился вот такой рассказ. 

Выбор профессии 

Асрор Аминджанов родился зимой 1930 году в Душанбе, он был 7-м ребенком в семье священнослужителя – мулло Тошпулата. По словам дочери художника Марифат, домулло Тошпулат бежал в Душанбе из соседнего Узбекистана, спасаясь от Советской власти, которая устанавливала свои новые правила в Туркестане.

Воспитание в семье бывшего муллы было строгим, подчас жестоким. По рассказам дочери художника Марифат, однажды домулло Тошпулат, заподозрив сына в воровстве, прибил его за ухо к дереву во дворе своего дома.

Отец рассказывал об этом жутком наказании с благодарностью, показывая детям на портрет деда, который всегда висел в их душанбинском доме на ул. Омара Хайяма, 13.

«Отец говорил, что именно эта травма раз и навсегда отвратила его от дурных помыслов и поступков…», – рассказывает Марифат.

По словам сына художника – Темура, его дед Тошпулат не одобрял выбор профессии сына, тем не менее, художник остался верен выбранной профессии.

Его путь художника начался в Душанбинском художественном училище. Здесь, заметив его талант, юношу вместе с тремя другими студентами направили на учебу в Ленинградское промышленно-художественное училище им. В.И. Мухиной (ныне СПбГХПА им. А.Л. Штиглица).

«Учеба отца в Ленинграде пришлась на тяжелые послевоенные годы в городе, только недавно пережившим блокаду. Он рассказывал, как, будучи студентом, голодал и искал любую возможность найти еду, зарабатывал, чем мог. Даже преподавал танцы…», – рассказывает Темур.

Там молодой художник познакомился со своей будущей женой Людмилой Геворской, с которой позже они уехали в таджикскую столицу. Отец Асора и тут не поддержал сына – не одобрил выбор суженой. Поэтому материальной поддержки от родителей у молодых супругов тоже не было.

«Работу молодой художник долго не мог найти, так как наиболее распространенные в то время заказы – рисовать портреты Ленина – он отвергал, считая такое «ремесло» неприемлемым для себя. Отец был и остался творцом вне времени и политики. Он посвятил свой талант и всю свою жизнь искусству, культуре Таджикистана, любил и знал горы Памира, прошел пешком и исследовал многие перевалы и вершины в поисках нужных каменных пород», – говорит Темур Аминджанов.

«Руки в бесконечных ссадинах и шрамах»

Постепенно от живописи Асрор Аминджанов перешел к монументальным работам из каменной мозаики.

Асрор Аминджанов и его каменные шедевры

Асрор Аминджанов за работой

Заказы от государства он не получал, так как в основном они были связаны с идеологической тематикой. Зато Асрору как могли помогали друзья. 

«Один из почитателей его таланта был руководителем строительного предприятия. Так появилась серия монументально украшенных его мозаикой автобусных остановок. Отец говорил: «Камень и бетон – вечный материал. Мое искусство войдет в вечность вместе с моим народом», – вспоминает его слова сын.

Помнит Темур Аминджанов и руки отца «в бесконечных ссадинах и шрамах». Создавать каменную мозаику – адский труд.

Как говорит Темур, десятки тонн различных пород камней разных цветов собирались в горах и переносились в обычных вещевых мешках на сотни километров по горным тропам. 

«В мозаике нужны были сотни оттенков цвета и каждый надо было найти, угадать цвет в речном валуне, разбить его обычным молотком и принести в долину на своих плечах», – отмечает Темур.

Даже студенты-практиканты и рабочие не выдерживали такого адского труда и часто отказывались от работы.

«Вот так рождались мозаики отца, которыми он украшал любимую республику и город Душанбе», – говорит Тимур Аминджанов.

Асрор Аминджанов и его каменные шедевры

Асрор Аминджанов с товарищами

Марифат вспоминает, что в их душанбинском доме на улице О.Хайяма бывало много творческих людей:

«Отец дружил с учеными, балеринами, писателями, деятелями искусства. Наш дом посещали Тимур Зульфикаров, Малика Сабирова, Сабзали Шарипов, Лутфия Айни и многие другие. Главной идеей, объединяющей всех этих людей, было искреннее желание служить людям».

По ее словам, отец часто получал предложения по оформлению частных домов и фонтанов, но он не исполнил ни одного частного заказа, считая, что искусство должно служить народу…  

«Отец каменной мозаики»

Один из тех, кто помнит «усто Асрора» – Народный художник Таджикистана, известный монументалист Сабзали Шарипов. Он учился у молодого преподавателя в художественном училище им. М.Олимова.

В училище тот вел 2 отделения – текстильное и декоративно-оформительское и за несколько лет подготовил более 80 учеников, отмечает в своей статье кинохудожница Манзура Ульджабаева. Асрор Аминджанов ввел в программу обучения и урок каменной мозаики. 

Сабзали Нигматович помнит учителя и его поколение художников, как поколение, «ломающее стереотипы» тех времен.

«Первое, что они внесли в современную архитектуру Таджикистана – монументальное искусство. «Отцом каменной мозаики» из природного камня был именно Асрор Аминджанов. Не все тогда понимали этот вид искусства, пытались «вставлять палки в колеса». Потому что его композиции не соответствовали стереотипам и идеологическим требованиям того времени», – вспоминает Сабзали Нигматович.

У своего учителя он научился многому. Студентов Усто не только учил теории, но и привлекал к практической работе. Одной из таких работ является мозаика на фасаде кинотеатра «Норак» в городе Нурек. Она же – одна из первых работ Аминджанова.

Асрор Аминджанов и его каменные шедевры

Кинотеатр Норак

«Это была большая стилизованная обнаженная мужская фигура. Мы помогали ему создавать эту мозаику. Не все тогда восприняли это творение – мол, как это так, обнаженное тело! Тогда была очень жесткая цензура. Но после того, как эта мозаика была признана «самой крупной мозаикой», его противники были вынуждены смириться. После этого Асрору Тошпулатовичу и открылась дорога, как художнику», – вспоминает Сабзали Шарипов.

Позже Аминджанов работал над мозаикой «Идущий тигр» (она не сохранилась) на спуске по улице Путовского, его работа украшала фасад летнего кинотеатра «Джавонон», здания киностудии «Таджикфильм» и другие.

Творения Асрора Аминджанова можно было увидеть и на остановках, откуда маршрутные автобусы уезжали в Фахробад, Хорог, Курган-тюбе и в другие населенные пункты.

Асрор Аминджанов и его каменные шедевры

Остановка на трассе Душанбе – Вахдат (Орджоникидзеабад)

По дороге в Раштский район есть «Родник поэтов», где Аминжданов создал целый архитектурный ансамбль, на который у него ушло около 5 лет…

«Под руководством Асрора Тошпулатовича я выполнил свою дипломную работу «Восстание Восе» (1967 год), фрагмент портрета Восе. Потом я уехал поступать в институт в Ташкенте. Когда вернулся после вступительных экзаменов, он работал над эскизом мозаики «Шашмаком», это был заказ Минкультуры. Он тогда не вдавался в подробности о том, где она будет находиться: был суеверным человеком и не любил рассказывать о работе раньше времени.

Асрор Аминджанов и его каменные шедевры

Работа над мозаикой «Шашмаком»

«Усто Асрора» помнит и другой его ученик Джума Абдурауфов, который именно благодаря ему смог поступить в художественное училище в Душанбе. В 1967 году они с товарищем приехали поступать туда на отделение живописи. Одним из преподавателей, которые ознакомились с работами юных абитуриентов, был Асрор Аминджанов.

Увидев рисунки Джумы и его друга Хасана Джумаева, учитель позвал их на практику в горы Такоб, они тут же согласились. Там им предстояла подготовка к поступлению. Асрор Аминджанов учил будущих студентов не только искусству, но и жизни. 

«Как педагог он не был строгим – прежде чем дать задание, подробно объяснял тему, как надо готовиться, а потом не забывал проверять. Он запомнился нам честностью, справедливостью и трудолюбием, – вспоминает Джума Абдурауфов. – Мы иногда ездили рисовать этюды в горы и жили в палатках, Асрор Аминджанов там кроме монументальных работ писал акварелью, собирал редкие камни для мозаики. Мы, его ученики старались перенять его трудолюбие, пунктуальность и исполнительность…».

Асрор Аминджанов и его каменные шедевры

Работа над мозаикой

«Когда мастер превзошел себя»

Сабзали Шарипов считает, что мозаика «Шашмаком» по своей стилистике получилась очень ритмичной и пластичной. Модуль (размер камня) и форма имеют большое значение в мозаике. 

«В предыдущих работах Аминджанова камни не имели такого ритмичного звучания. Можно сказать, здесь Асрор Тошпулатович превзошел самого себя», – говорит Сабзали Шарипов. Дочь художника Марифат рассказывает, что соавтором мозаики «Шашмаком» была также и ее мать Маргарита Скрёплева – вторая супруга художника.

В те времена все работы художников проходили через цензуру ЦК, согласовывались даже названия произведений. Шашмаком считался узбекским искусством и руководство было против этого названия, но Асрор Аминджанов был другого мнения.

«Он сказал: «Шашмаком – достояние всего мира, это персидское слово, поэтому эту мозаику я назвал «Шашмаком». Этим он тогда показал, насколько патриотичным художником был», – отмечает Сабзали Нигматович.

«Шашмаком» – это первая монументальная работа в таджикской архитектуре, созданная профессиональным художником, утверждает Сабзали Шарипов.

Асрор Аминджанов и его каменные шедевры

Асрор Аминджанов собрал целую палитру камней разных цветов и составил карту, на которой указано, в каких регионах какой камень залегает. 

Ценность мозаики «Шашмаком» отмечает и сын ее автора. «Работы отца были вне времени и конъюнктуры, поэтому они не были достойно оценены при его жизни. Ни одного изображения Ленина или Маркса он не создал. Зато его танцующие девушки и парни на этой мозаике, как живые, лишь на мгновенье замерли под звуки национальной музыки. 

«Шашмаком» – гениальная работа, воплощающая в себе безмерную любовь к людям республики, их нелегкой трудовой жизни. Национальная музыка и прекрасные народные танцы — вот истинное лицо народа и отец запечатлел их для будущих поколений. Чтобы они сохранили свою культурную идентичность и не стали рабами чужеродных культур», – говорит Темур Аминджанов.

«Сохранить наше наследие!»

По мнению экспертов и активистов таджикского общества, инициативу мэра Душанбе по сохранению мозаики «Шашмаком» важно распространить и на другие произведения монументального искусства таджикской столицы и всей страны.   

«Монументальное искусство живет долго и доступно всем, этим оно и отличается от станкового искусства, произведения которого можно увидеть только на выставках или в салонах. Мозаика доступна зрителю всегда, ее постоянно видят тысячи глаз. Это художественные произведения, которые «живут» непосредственно в архитектуре города – на фасадах, в интерьере зданий, – говорит председатель Союза художников Наргис Хамидова, – И поэтому монументальное искусство нельзя забывать. Нужно сохранить то, что нам досталось по наследству и что будет не стыдно передавать следующим поколениям».

В Таджикистане, отмечает она, монументально-декоративное искусство очень успешно развивалось именно в 70-80-е годы прошлого столетия. 

В этой области первые успехи были связаны с именем художника-монументалиста Асрора Аминджанова.

«А «Шашмаком» всегда считалась одной из наиболее значительных работ художника. Сегодня эта мозаика признана одним из шедевров монументального искусства нашей страны», – добавляет Наргис Хамидова.

Важность сохранения подобных творений отмечает и дочь Асрора Аминджанова – Марифат. Она пошла по стопам отца, стала дизайнером, окончив в Санкт-Петербурге Государственную художественно-промышленную академию им. А.Л. Штиглица.

«В 2014 году я побывала в Таджикистане, посетила и сфотографировала все сохранившиеся объекты, выполненные отцом, расположенные в разных областях Таджикистана. Некоторые мозаики пострадали от селей, на одной из остановок я увидела черную копоть – отголоски страшных военных событий в Таджикистане. Но были и прекрасные примеры, когда работы отца хорошо сохранились. Мозаичное панно «Шашмаком» – одно из них, – говорит Марифат.

– Я, молюсь и прошу людей, от которых зависят такие решения, от имени всех моих сестер и братьев, проживающих в Таджикистане и за его пределами, оставить прекрасную память об истории в виде объекта культурного наследия мозаики «Шашмаком» для внуков и внуков наших внуков».

Асрор Аминджанов и его каменные шедевры

Друзья художники, дети и внуки Асрора Аминджанова

Творчеству Асрора Аминджанова даже посвящена картина «Творцы красоты», выполненная художником-живописцем  из Таджикистана по фамилии Байских. Имя автора не указывается.

На ней показан процесс создания мозаики «Шашмаком». 

Асрор Аминджанов и его каменные шедевры

Творцы красоты

«Народный художник» 

«Усто Асрор» до своих последних дней своей жизни продолжал творить. Он скончался в 1990 году от сердечного приступа во время работы в своей мастерской…

Несмотря на все свои многочисленные художественные работы, Асрор Аминджанов так и не получил звания «Народный художник». Тем не менее, он останется в таджикской истории и народной памяти именно как «народный художник», произведениями которого и сегодня могут восхищаться тысячи простых людей. 

Источник