Закон об иноагентах в Центральной Азии: за и против

0
183

К чему приведет принятие закона об иноагентах в Центральной Азии и почему он не нужен Таджикистану?

С развитием глобализации в международной жизни сформировалась глобальная сфера деятельности транснациональных негосударственных акторов, которые играют всё более значимую роль в мировых процессах и в рамках отдельных обществ и государств. 

В число таких акторов входят некоммерческие организации (НКО), различные фонды, СМИ и отдельные личности. Они влияют на преобразования обществ и отношения между государствами. Способствуют развитию гражданского общества и демократии, занимаются борьбой с бедностью, гендерными проблемами, противодействием насилию, продвигают климатические идеи, отстаивают права мигрантов и т. д. 

На деятельность данных институтов ежегодно по всему миру тратятся сотни миллиардов долларов как государственных, так и частных денег. В свою очередь, активная деятельность по развитию и преобразованию общества в разных сферах (их политическая, социальная и правовая деятельность) в странах, где работают данные институты, воспринимается некоторыми правительствами как угроза стабильности общества и попытки вмешательства в их внутренние дела. 

Такое восприятие будет способствовать стремлению ограничить деятельность таких институтов. 

Что такое закон об «иноагентах»? Мировая практика

В общепринятом смысле под иноагентом понимают деятельность физических или юридических лиц, НКО, общественных объединений и СМИ, которые проводят интересы другого государства в стране пребывания, получая финансирование от внешних доноров (государства, фонды, организации и  отдельные лица), будучи под их влиянием. 

Само понятие «деятельность в интересах другого государства» по-разному понимается в разных версиях законов. Но в основном под такой деятельностью понимаются попытки влияния на социально-политические процессы в обществе, лоббирование политических и экономических интересов своих принципалов. 

В основе закона (хотя в каждой версии она имеет свои специфические аспекты) лежит обязанность иноагентов регистрироваться в реестре Минюста как организация или лицо, получающее финансирование извне и проводящее интересы своих доноров. А также отчитываться о своих финансовых операциях и маркировать свои материалы. 

За несоблюдение закона в основном предусматривается административный штраф, но бывает и уголовное заключение. 

Первый закон об иноагентах был принят ещё в 1938 году в США, он называется Foreign Agents Registration Act (Закон о регистрации иностранных агентов). Закон призывает иноагентов, которые действуют в интересах внешнего принципала, предоставлять информацию о своей деятельности и регулярно отчитываться перед Минюстом, а также маркировать свои материалы. 

Предусматривается и штраф до 250 тыс. долларов или тюремное заключение до 5 лет. Американский закон определяет принципалом иностранные правительства, политические партии, корпорации, физические лица и НКО, чья деятельность финансируется, направляется и контролируется принципалом. 

На данный момент в реестре Foreign Agents  Registration Act 745 субъектов, в число которых входит, например, «Фронт Национального сопротивления Афганистана».

В 2012 году свой закон об иноагентах приняла и Россия. Он несколько раз дополнялся и расширялся пока в декабре 2022 года не вышла его более обобщающая версия «О контроле за деятельностью лиц, находящихся под иностранным влиянием». 

Закон об иноагентах в Центральной Азии: за и против

В последней редакции закона иноагентами признаются лица, независимо от их гражданства и получающие не только внешнее финансирование, но и те, кто получает «иную» помощь и находится под влиянием внешних принципалов (при этом не уточняется, что значит иная помощь и нахождение под влиянием). 

В реестре иноагентов в Минюсте публикуются персональные данные иноагентов, в том числе ИНН и СНИЛС. Признанные иноагенты также не имеют права работать на госслужбе и на «объектах критической информационной инфраструктуры». Им запрещён доступ к гостайне, регламентирована невозможность участия в выборах и проведения публичных мероприятий.

Иноагенты не могут заниматься преподаванием несовершеннолетним, проводить экспертизу в области законов и экологии, страховать финансы и применять упрощенную систему налогообложения. 

Запрещено для них также проводить митинги, служить в органах МВД и ряд других ограничений. Кроме того, иноагенты лишаются возможности стать членами избирательных комиссий с правом решающего голоса. 

В российской версии закона есть и так называемые «физические лица, аффилированные с иностранными агентами». К ним относятся учредители, руководители, участники или работники организаций, объявленных иноагентами. 

За несоблюдение закона российским законодательством предусмотрено наказание в виде штрафа (для физлиц – до 50 тыс. рублей, а для юрлиц – до 500 тыс.) и уголовного наказание от двух до шести лет. На данный момент в реестре Минюста находятся около 700 субъектов.

В 2017 году свой закон о деятельности НКО принял Китай. По этому закону НКО запрещается финансировать политическую, коммерческую и религиозную деятельность в стране. Они обязаны регистрироваться в Министерстве общественной безопасности, предоставлять отчёт о деятельности и расходах. Министерство может дать санкцию на проведение проверок в офисах НКО, допрашивать их сотрудников и проверять документы.

Аналогичные законы о иноагентах существуют в Израиле, Великобритании, Австралии, а недавно такой закон был принят в Грузии и Франции.

Закон об иноагентах в Центральной Азии: за и против

Законы об иноагентах в Центральной Азии

После приобретения независимости в начале 1990-х молодые государства Центральной Азии столкнулись с широким спектром социально-экономических и социально-политических проблем, которые требовали решения, но у новообразованных государств не хватало (и не хватает по сей день) ресурсов и механизмов для их решения. 

Такое положение дел и сделало возможным появление огромного количества иностранных институтов (НКО, СМИ и др.). 

Другой причиной такой реальности является геополитическая борьба внешних игроков в регионе, которые преследуют свои внешнеполитические цели. В рамках этой борьбы, а также попыток укрепления своего присутствия в регионе эти игроки создают и используют свои институты и финансы. 

Главный внешний игрок в регионе Россия, например, использует ресурсы для сохранения позитивного имиджа в регионе, а также для создания общественной почвы для реализации своих интеграционных проектов, таких как: ОДКБ, СНГ, ЕАЭС (например, с помощью таких НКО, как АНО «Содружество народов Евразии», а также используя своё относительное преимущество в информационной среде региона). 

В последние годы в этом направлении активно ведёт свою деятельность Китай. Он также сопровождает свои транспортно-логистические проекты и завоевание рынков ЦА информационно-общественной составляющей, создавая позитивный имидж страны в регионе, где с ростом присутствия КНР в экономиках растут и антикитайские настроения. 

Активно в регионе действуют и Западные институты. Они обладают богатой ресурсной базой и решают проблемы в самых разных сферах жизнедеятельности: начиная с просветительской деятельности до решения материальных проблем в самых отдаленных местностях. 

Но Западные страны тоже имеют и преследуют свои внешнеполитические цели. Они тоже заинтересованы в формировании позитивного имиджа в регионе, продвижении своих ценностей, взглядов и геополитических интересов. 

Важным направлением для них является дискредитация своих геополитических противников в регионе, снижение их влияния и присутствия. Особенно актуальным это становится после полномасштабной войны в Украине. Западные страны пытаются изолировать Россию на международной арене, в том числе среди её близких партнёров и соседей.

Закон об иноагентах в Центральной Азии: за и против

Последствия войны в Украине

Другой средой, в которой ведут свою деятельность иностранные институты, является усиление контроля над обществом, что является не только региональной особенностью ЦА, но и шире усиливается во всех регионах мира (Кавказ, Восточная Европа, Ближний Восток, Южная Азия, Восточная и Юго-Восточная Азия, Латинская Америка и Африка). 

В такой атмосфере усиливается контроль над деятельностью иностранных институтов, которые направлены на решение социальных проблем. И, конечно, эта ситуация снижает эффективность их работы. 

Вот в таких условиях в Центральной Азии принимают и обсуждают законы об иноагентах.

Какие страны региона приняли закон об иноагентах, а в каких есть что-то похожее?

Ещё в феврале 2019 года в своем докладе «Закон как инструмент подавления: глобальное наступление на организации гражданского общества» международная организация Amnesty International утверждала, что закон об иноагентах, принятый РФ в 2012 году, копируется другими странами постсоветского пространства. 

«Российский закон об иностранных агентах запустил процесс принятия аналогичных законов на постсоветском пространстве и даже за его пределами» – утверждается в докладе. Среди этих стран оказались и государства Центральной Азии. 

На данный момент только в одной стране ЦА принят закон об иноагентах – в Кыргызстане. Он был подписан президентом Садыром Жапаровым в начале апреля текущего года. По данному закону НКО, получившие иностранное финансирование и ведущие политическую деятельность в стране, должны отчитываться перед правительством о своих финансовых операциях, должны быть включены в спецреестр, а также могут подвергаться внеплановым проверкам. 

В кыргызском аналоге закона иноагенты объявляются «иностранными представителями».

Свой «реестр лиц, получающих деньги и (или) иное имущество от иностранных государств, международных и иностранных организаций, иностранцев, лиц без гражданства, подлежащих опубликованию» имеет и Комитет госдоходов Минфина Республики Казахстан. Это не закон об иноагентах в полном смысле слова, но некоторые эксперты называют его аналогом уже существующих законов в соседних странах. 

В КГД Минфина обосновывают принятие этих поправок так: «Данная поправка направлена на повышение уровня доверия граждан как к государству, так и неправительственным организациям». 

Аргументы за. Почему стоит принять закон об иноагентах в странах Центральной Азии?

Экспертное сообщество разделилось относительно принятия данного закона на, условно, сторонников его принятия и противников. 

Сторонники выступают за то, чтобы определенные НКО, СМИ и отдельные лица предоставляли информацию о своих доходах.

По их мнению, население, будучи не осведомленным о том, что некоторые организации поддерживаются извне, могут принять их деятельность, цели, задачи и стремления за национальную повестку, что, в свою очередь, может ввести в заблуждение.

Еще одна причина – попытки влиять на внутреннюю политику стран региона внешних сил в своих интересах посредством НКО и разных СМИ, грантов и проектов. И такие стремления якобы могут иметь деструктивные последствия. 

Так, казахстанский политолог Данияр Ашимбаев объясняет эту позицию в контексте Казахстана: «Мы видим, что определенный круг лиц, СМИ, институтов проводят курс в интересах, скажем так, грантодателей. И этот курс во многом нацелен не просто на оппонирование, как пытаются представить, для развития демократии и ее защиты, а конкретно в целях продвижения деструктивной повестки». 

Закон об иноагентах в Центральной Азии: за и против

Аргументы против: принятие закона может иметь негативные последствия для обществ

Те, кто выступает против принятия закона об иноагентах, подчёркивают важную роль НКО и СМИ в развитии общества. По их мнению, данный закон может усложнить деятельность НКО и СМИ, что, в свою очередь, может привести к снижению их эффективной деятельности. А это скажется на развитии общества.

Эксперты также считают, что мнения о деструктивной направленности деятельности НКО и некоторых СМИ являются больше стереотипными, чем реальными.

По этому поводу Татьяна Голубцова, медиатренер, руководитель проекта «Дом медиаграмотности Карагандинской области», отмечает: «Стереотипы о том, что якобы из-за действий НПО начинаются революции и массовые протесты – это заблуждения. Наоборот, именно НПО могут своей работой предотвратить подобные явления: если замечают проблему, то выходят с ней к государственным органам, и все вместе ищут решения проблемы». 

Она также отмечает и роль НКО в обеспечении стабильности общества. 

Своим мнением о причинах и последствиях принятия закона на примере России и Кыргызстана делится эксперт в сфере некоммерческого права Айгуль Каптаева: 

«Законы этих стран направлены на ограничение деятельности независимых СМИ, неправительственных организаций и гражданских активистов, получающих финансирование из-за рубежа. Однозначно, появление правовых норм, так или иначе сегментирующих, стигматизирующих ту или иную часть гражданского общества, приводит к значительным проблемам в любой стране», – уверена она.

Перспективы закона об иноагентах в Таджикистане

В Таджикистане нет аналога закона об иноагентах. Только в 2016 году в законе «Об общественных объединениях» были внесены поправки, обязывающие общественные объединения предоставлять информацию о финансовых источниках, которые те получают из-за рубежа. 

Что касается принятия полноценного закона об иноагентах в Таджикистане… Мне кажется мы должны отнестись к этому вопросу очень осторожно, так как ситуация может иметь серьезные последствия для страны. 

Важно подчеркнуть, что Таджикистан получает большое количество «текущих трансфертов» (в виде гуманитарной и иной помощи), в которых остро нуждается, от внешних доноров. Мы также очень нуждаемся во внешних инвестициях для развития экономики страны и, соответственно, заинтересованы в их привлечении. 

Закон об иноагентах в Центральной Азии: за и против

Поэтому любое перекрытие потоков этих трансфертов и инвестиций в страну посредством санкций (которые могут быть введены в ответ на определенные действия, в том числе в случае принятия закона об иноагентах) от потенциальных доноров может повлиять на развитие страны. 

По этой причине принятие закона может быть болезненным для страны, что минимизирует потенциал его принятия (по крайней мере, в ближайшее время). 

Надо учитывать и вклад НКО в развитие общества, в котором Таджикистан тоже очень нуждается. Принятие закона может повлиять на эффективность работы этих организаций в стране, что, в свою очередь, также может иметь негативные последствия для развития общества. 

Стоит отметить и деятельность и взаимодействие НКО с правительством по ряду важных вопросов, таких как снижение рисков радикализации общества. 

Некоторые организации ведут совместную деятельность в сфере противодействия терроризму и экстремизму в рамках национальной «Стратегии по противодействию терроризму и экстремизму» с правительством республики. То есть правительство, приобретает в лице этих организаций потенциальных партнёров. 

Из всего сказанного выше  мы можем сделать определённые выводы о возможном принятии данного закона в Таджикистане. И мне кажется есть достаточно оснований сказать, что данный закон не выгоден для нас и мы его, скорее всего, не примем в ближайшей перспективе.

Этим  летом читайте нас  в TelegramFacebookInstagramЯндекс.ДзенOK и ВК

Источник