В поисках виновных в протестах. «Враги извне» стран Центральной Азии

0
54

В поисках виновных в протестах. «Враги извне» стран Центральной Азии

Отключение связи, закрытие границ, преследования внутри страны и поиск «врагов извне» — это общие явления во время и после массовых протестов в странах Центральной Азии. Так было во время январских событий в Казахстане, Горном Бадахшане в Таджикистане и недавно в Каракалпакстане. 

«ЗЛОНАМЕРЕННЫЕ СИЛЫ ИЗ-ЗА РУБЕЖА»

6 июля, через пять дней после кровавых событий в Каракалпакстане, президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев заявил о причастности к ним «иностранных сил». Об этом он сообщил на селекторном совещании, состоявшемся онлайн в Ташкенте.

По словам президента Мирзиёева, события в Каракалпакстане были организованы не за несколько дней, а готовились в течение нескольких лет.

«Эти действия годами готовились злонамеренными силами из-за рубежа. Их главная цель — посягательство на территориальную целостность Узбекистана и создание межэтнического конфликта», — сказал Мирзиёев.

1–2 июля в столице Каракалпакстана Нукусе и других городах региона вспыхнули массовые протесты, жители выступили против новой редакции Конституции, которая лишает Каракалпакстан суверенного статуса, дающего право выхода из состава Узбекистана по итогам референдума.

После подавления протестов, по данным властей, по меньшей мере 18 человек погибли, 243 человека получили ранения, 516 человек были задержаны. Среди пострадавших есть тяжелораненые. Четверо из погибших являются представителями силовых структур.

Правозащитники утверждают, что число погибших на самом деле превышает официальные данные.

После событий 2 июля президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев вылетел в Нукус, провел встречу в Верховном совете Каракалпакстана (парламент. — Ред.) и заявил, что ему «было неизвестно» о том, что население Каракалпакстана против нового статуса. Обращаясь к местным депутатам, он сказал: «Почему вы мне хотя бы не позвонили и не сообщили, что люди недовольны?!»

Мирзиёев, который часто говорит о трехтысячелетней истории Узбекистана и о «третьем ренессансе», на первой встрече в Нукусе заявил, что, «если народ Каракалпакстана будет против, ни одна статья Конституции никогда не изменится».

В Каракалпакстане введено «чрезвычайное положение» с 2 июля по 3 августа, в стране ограничен интернет и есть проблемы со связью. Узбекистан закрыл пункты пропуска на границе с Казахстаном во время событий в Каракалпакстане.

С жителями Нукуса сейчас можно поговорить только по телефону. Об этом Азаттыку сообщил мужчина по имени Саурбек, переехавший из Каракалпакстана в Алматы. По его словам, связь с другими селами и городами Каракалпакстана затруднена.

По словам гражданина Каракалпакстана, в стране давно зрел протест против Ташкента. В последние годы в узбекистанских паспортах перестали заполнять графу «национальность».

— Всё это подогревало внутреннее недовольство людей. Однако, когда стало известно, что Каракалпакстан лишается суверенного статуса в Конституции Узбекистана, вспыхнули протесты. В голове не укладывается, как можно говорить о том, что протесты организовали из-за границы. Видимо, это и станет причиной жесткого наказания активистов. Похоже, что со временем в Каракалпакстане не останется активистов, которые будут способны поднять голову, — говорит Азаттыку Саурбек.

Мирзиёев, намекая на протестующих, сказал: «Они взяли оружие и стреляли в нашу Национальную гвардию. Ими руководят извне. Мы не можем позволить им так поступать. У нас есть силы, мощь, возможности, мы установим мир в Каракалпакстане».

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев стал первым руководителем, с кем связался президент Узбекистана после событий в Каракалпакстане. Казахстанский лидер поддержал «меры по обеспечению стабильности» Ташкента. Поддержку выразили и президенты Кыргызстана, Таджикистана, России и Турции.

«ОДИН ЦЕНТРАЛЬНОАЗИАТСКИЙ ГОРОД». КАКОЙ ЭТО ГОРОД?

Январские события в Казахстане тоже были «тщательно спланированы профессионалами», как выразился президент Касым-Жомарт Токаев. Он назвал их «террористической операцией с привлечением внешней военной силы». В интервью официальному каналу после событий Токаев заявил, что это были подготовленные боевики, которые прилетели из «одного центральноазиатского города» под видом гастарбайтеров, и после того, как власти установили контроль над аэропортом, «боевики были эвакуированы через аэропорт» Алматы.

Позже в своем послании Казахстану Токаев заявил, что внешние и внутренние враги «объединили усилия» для «захвата власти».

В начале событий президент Токаев заявил о нападении на Алматы «20 тысяч террористов», но позднее пояснил, что речь шла о всей стране. «Вы знаете, что в 13 городах одновременно были предприняты бандитские вылазки против власти с целью нарушения общественного порядка», — сказал он. А потом и вовсе — что о 20 тысячах террористов ему докладывали «бывшие руководители правоохранительных органов».

В мае этого года в Рушанском районе Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана жители перекрыли дорогу Душанбе — Хорог, чтобы не пропускать военную технику. В ходе последовавших за этим столкновений погибли 16 человек, 220 были задержаны. Позже власти сообщили о проведении «антитеррористической операции» и назвали протестующих членами преступной группы, получающей приказы «из-за границы для раскачивания страны».

Ситуация в Горном Бадахшане развивалась с ноября прошлого года. Тогда в ходе спецоперации погиб местный житель Гулбиддин Зиебеков. Во время протестов, последовавших после его гибели, погибли еще два человека. В мае этого года местные жители вышли на протесты, требуя наказать виновных в смерти Гулбиддина Зиебекова. Власти заявили, что он был причастен к серьезным преступлениям, удерживал заложника и оказал сопротивление.

СФЕРА ПРИМЕНЕНИЯ «ТРЕТЬИХ СИЛ»

События в Каракалпакстане стали третьими событиями такого характера, которые подавили силой в Центральной Азии с начала года. Сообщается, что в ходе январских событий в Казахстане погибли по меньшей мере 238 человек, в Горном Бадахшане — 16 человек, в Узбекистане — 18 человек.

Несмотря на разные масштабы и выдвигаемые требования во время этих событий, власти всех трех стран выступили со схожими заявлениями и предприняли аналогичные действия по их подавлению и расследованию причин событий. Во всех трех странах во время событий была ограничена связь, отключен интернет, закрыты границы. Также стоит отметить, что организаторами постоянно называют некие «третьи силы» из-за рубежа или «врагов извне».

Кыргызстанский политолог Эмильбек Жороев считает, что обвинение внешних, третьих сил во внутренних протестах стало излюбленным объяснением лидеров стран Центральной Азии.

— Мы видели это после событий в Казахстане и Каракалпакстане. Обвинение внешних сил, третьих сил, стало для них удобным аргументом. Таким образом им не нужно противопоставлять свою власть каким-то слоям населения, своим гражданам внутри страны. Также им удобно ссылаться на безымянных третьих лиц, внешние силы, потому что им не нужно говорить о своих каких-то проблемах, о каких-то вызовах в управлении, экономике или других отраслях, — говорит эксперт.

По словам Жороева, после стабилизации обстановки у властей остается возможность строить некую солидарность, гармонию внутри страны со всеми сообществами, гражданами.

— «Третьи силы» часто упоминаются и в России и Беларуси. Риторика об «иноагентах» в России — из этой же серии. Это удобно для вторичного использования, для объяснения или оправдания своих потенциальных действий потом. Факт остается фактом: что в Казахстане, что в Узбекистане тысячи людей, огромные массы людей вышли на улицы, на площади этих стран, городов и выражали недовольство, протест своим властям. Но невозможно представить, что там был внешний фактор, который вел эти массы и руководил ими, — говорит Эмильбек Жороев Азаттыку.

По мнению эксперта, власти должны принять тот факт, что люди мобилизовались и вышли на протесты, и попытаться дать ответ на это. Он надеется, что в Казахстане и Узбекистане произойдет переосмысление в политике, управлении обществом и экономикой и власти будут учитывать настроения людей.

— Предложение президента Мирзиёева отменить изменения в Конституции — ощутимый результат. Очевидно, что за ночь после таких протестов ни президент, ни власть, ни установившийся режим измениться или переродиться не могут. Но хочется верить, что, даже если они на публике ссылаются на внешние силы, в своих оценках, действиях будут трезвы и честны перед собой, — говорит кыргызский политолог.

На специальном заседании Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), которое состоялось по инициативе Казахстана сразу после январских событий, часто используемые слова «террористы», «экстремисты», «криминал» создавали образ деструктивных организаций.

После событий в Каракалпакстане президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев провел телефонный разговор с лидерами соседних стран Центральной Азии. Одним из обсуждаемых вопросов стала консультативная встреча лидеров стран Центральной Азии, которая состоится 21 июля в Чолпон-Ате в Кыргызстане. Неизвестно, будет ли на этом саммите конкретизирован образ общего «врага» и «третьих сил». Очевидно, что протесты, которые были подавлены в трех странах региона в течение полугода, не останутся без внимания.

Казахская служба РСЕ/РС

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь