Свобода слова в Казахстане стала разменной монетой в борьбе за власть

0
203

Стреляй в блогера – попадешь в Токаева

Как я и предсказывал, ставки в наездах на президента ТОКАЕВА повышаются.

Цитирую свою колонку от 10 февраля: "Чтобы поддерживать процесс, заказчикам гнусностей в отношении блогеров все время нужно повышать градус. Поскольку поджоги машин, битые стекла и запененные двери не привели к многотысячным митингам в их поддержку, злодеям, стоящим за наездами на блогеров, придется перейти к более ужасным актам: от тяжких телесных до смертоубийства. Во время электоральной кампании это, возможно, даст некий эффект – если не митинги возмущенных людей, то уж точно какая-то жесткая реакция перепуганной власти, не привыкшей к новому формату общественных отношений, складывающихся после прихода к власти Касым-Жомарта ТОКАЕВА и январского кровопролития 2022 года".

Сегодня, 20 февраля, Вадим БОРЕЙКО опубликовал видео пожара, сообщив, что злоумышленники подожгли два автомобиля его оператора.

Это уже намного серьезнее, чем битые стекла и письки на дверях. Сам Борейко пока находится в относительной безопасности – по его словам, возле его дома дежурит полицейский наряд, которому велено охранять журналиста.

Медийные персоны, которые считаются рупором инакомыслия в стране, а с точки зрения западных дипломатов только они и представляют в Казахстане независимую прессу, очень удобный объект для насилия.

Хотя бы потому, что свобода слова считается сакральным словосочетанием. Сожгите машину предпринимателя, и дело спишут на криминал и хозяйственные споры. Нападать на силовые структуры и чиновников довольно опасно. Несмотря на весь свой непрофессионализм, ради себя, любимых, они выложатся по полной программе и очень скоро начнут квалифицировать такие действия как терроризм со всеми вытекающими. Нападки на медийных персонажей их волнуют гораздо меньше.

И напрасно.

С моей точки зрения, именно нападки на блогеров надо считать террористическими актами.

И вот почему.

Во-первых, это гарантированный резонанс. Ибо никто из пострадавших молчать не будет.

Во-вторых, за тридцать лет баурсачьей жизни полиция разучилась проводить квалифицированные расследования. Заказчиков, скорее всего, не найдут по причине десятилетий отрицательной селекции кадров в МВД. Те, что остались, способны добывать доказательства только утюгом и шваброй, и так неумело фальсифицируют факты, что даже судьи вынуждены оправдывать подсудимых. А если заказчиков не найдут, общество в полном праве предъявлять любые претензии к властям. Во время предвыборной гонки это именно то, что доктор политтехнологии прописал.

В-третьих, рано или поздно неспособность властей адекватно реагировать на подобные вызовы сделает очевидной слабость Акорды в вопросах национальной безопасности. Систему не просто испытывают на прочность, оппонентам действующей власти нужно продемонстрировать, что верховная власть не контролирует силовые структуры. Это важный психологический барьер, размывая который можно подвести граждан к тому, что власть слаба неспособна защитить не только их, но и себя. А в случае очередных массовых протестов силовики просто откажутся выполнять приказ стрелять не только по митингующим, но даже и по мародерам и погромщикам.

Цель любой террористической организации – дестабилизировать ситуацию в стране. Надо быть слепым, чтобы не видеть, что стоит за нападениями на известных в медиа людей. Совершенно очевидно, что заказчики действуют строго по заповедям террористов.

А вот еще и ряд других признаков.

Возможно, это совпадение, но именно в 2021 году полицейских лишили ведомственного госпиталя, который забрали за долги по кредитам, набранным при прежних министрах внутренних дел. В результате раненные во время январских событий сотрудники полиции лежали в одних коридорах с тем, от кого они защищали власти.

Напомню, что из всех силовых структур наибольшее сопротивление бандитам оказывали именно сотрудники полиции.

Когда ветераны МВД пришли в редакцию рассказать о своих проблемах, в офис подтянулся сотрудник одной из спецслужб, поскольку там решили, что пенсионеры МВД замышляют что-то угрожающее национальной безопасности.

По факту спецслужбы больше озабочены общественной активностью ветеранов МВД, чем терактами в отношении медийных персонажей. Оперативных возможностей спецслужб хватило, чтобы узнать о визите пенсионеров в редакцию. Наверное, это гораздо проще, чем найти заказчиков поджогов машин и других пакостей против журналистов и блогеров.

Два года назад судья Медеуского районного суда Светлана ЖОЛМАНОВА рассказала, как куратор судебной системы от Комитета национальной безопасности Султан ТОЙБАЕВ много месяцев следил за ней при помощи системы видеонаблюдения, установленной в ее кабинете без всяких формальностей типа санкций генеральной прокуратуры и согласия руководства Верховного суда. Напомню, что этот Тойбаев записан в телефонах граждан и как "Султан КНБ 20%", "Султан 1 Отдел 5 Упр", "Султан Тойбаев КНБ", и даже "Али кмб брат Назарбаев".

Один только Тойбаев мог накопить столько компромата на судейский корпус Алматы, что до сих пор в состоянии кошмарить судей.

Между тем, один из начальников Тойбаева, возглавлявший Пятый департамент Службы экономической безопасности КНБ РК, сегодня проходит в качестве подозреваемого в досудебном расследовании в организации массовых беспорядков, в том числе и в качестве куратора Дикого Армана (Армана ДЖУМАГЕЛЬДИЕВА).

А сколько таких тойбаевых было по стране? Верховный суд и генеральная прокуратура в ответ на наши запросы об институте кураторов направили нас спрашивать за них в КНБ. Никто даже не озаботился, чтобы проверить возмутительный факт существования кураторов КНБ, что противоречит Конституции, по которой судебная власть независима ни от кого.

Тойбаев, между тем, по нашим данным, продолжает рулить судами Алматы.

То есть в период выборов есть реальная угроза, что все расследования актов нападений на представителей СМИ, блогеров и кандидатов в депутаты не получат адекватную правовую оценку в суде со всеми вытекающими отсюда последствиями.

И в суде, возможно, контролируемом представителями Старого Казахстана, действующая власть окажется бессильной перед противниками Токаева.

Кстати, может быть поэтому спецслужбы за пенсионерами МВД бдят гораздо эффективнее, чем за организаторами поджогов машин нападений на журналистов.

Но вернемся к нападениям на блогеров. Вечер перестает быть томным.

Следующим шагом будут физические расправы с ними. Очень кровавые, возможно – с видео, чтобы ни у кого не осталось сомнений в слабости власти и наступлении эпохи вседозволенности и анархии.

Выборы в ряде постсоветских государств стали поводом для бархатных и не очень революций.

Стоит ждать эскалации насилия в отношении независимых кандидатов, причем одними поджогами машин заказчики не ограничатся, это уже пройденный этап, опробованный на блогерах.

Ничто так не мотивирует людей на акции протеста как кровь, массовые теракты и сакральные жертвы.

В марте будут выборы в мажилис, которые пройдут накануне Наурыза.

Не знаю, кто и как планировал, но сразу после выборов – долгие выходные.

Боюсь, что заказчики терактов устроят себе на Наурыз настоящий праздник.

P.S: В общем, все это не про свободу слова, как думают некоторые полезные идиоты наивные люди.

Источник