РФ – Центральная Азия – Афганистан: экономическое измерение геополитики

0
67

Стабилизация положения в Исламском эмирате Афганистан (ИЭА), имеющем наиболее протяженную границу со странами Центральной Азии – свыше 2200 км, требует принципиально новых подходов к взаимоотношениям с этой страной. Необходимо снять военно-политическую напряженность на столь обширной границе, что весьма важно и для позиций России в регионе.

Нынешние афганские власти развивают экономические взаимосвязи со всеми странами ЦА и с РФ, будучи заинтересованы, прежде всего, в освоении с помощью этих стран крупных запасов разнообразного энергопромышленного сырья. Что, в свою очередь, способствует повышению роли России и центральноазиатских стран в социально-экономическом развитии ИЭА. Сигналы такой политики Кабула проявились и в ходе недавних международных форумов «Россия-Исламский мир» (Kazan Forum-2024) и ПМЭФ-2024.

Стратегически важно, что в Кабуле предпочитают экономическое партнерство со странами, не участвовавшими в многолетней натовской оккупации Афганистана под ширмой «миротворчества». Она, во-первых, почти полностью разрушила оставшуюся национальную экономику, а во-вторых, её сверхзадачей, по замыслу Запада, было превращение страны в плацдарм для всевозможных военно-политических комбинаций против стран Центральной Азии, России, Ирана и Китая.

 «Талибан»*, с 2021 года правящий в Афганистане, числится в ооновском перечне террористических организаций, что продублировано многими другими странами. Соответственно, против талибского Афганистана действуют международные санкции. Но они постепенно ослабевают, чему в немалой степени способствует единая позиция РФ, Китая, Ирана и Пакистана, а также ряда других стран, в том числе центральноазиатских, выступающих за отмену санкций против ИЭА.

С учетом происходящего МИД и Минюст РФ совместно обратились к Владимиру Путину с предложением о целесообразности исключения движения «Талибан» из списка запрещенных в России. Сообщивший об этом спецпредставитель президента РФ по Афганистану Замир Кабулов уточнил, что «исключение «Талибана» перед его признанием обязательно».

В контексте этих трендов политически важно, что в ноябре 2021 г. талибские власти Афганистана признали российский статус Крыма, подтвердив решение прежнего руководства страны от 25 марта 2014 г.

Встречный импульс вскоре проявился со стороны Кабула: советник главы МИД ИЭА Закир Джалали заявил, что «за последние три года между Россией и Афганистаном достигнут значительный прогресс в отношениях» и упразднение статуса террористической организации «устранит последнее препятствие для официальных отношений между странами».

Тем временем Казахстан в начале июня с. г. принял решение об исключении «Талибана» из списка запрещенных. Казахстанский президент К.-Ж. Токаев отметил в этой связи, что оно обусловлено «важностью развития торгово-экономического сотрудничества с современным Афганистаном и пониманием того, что данный режим в этой стране является долгосрочным фактором». При этом вовлечение Афганистана в межрегиональные связи находится «среди стратегических задач».

Тем самым создаётся базовая юридическая основа для комплексного развития политико-экономического сотрудничества с Афганистаном. Это важно и потому, что происходит, как известно, активное развитие экономических взаимосвязей Афганистана с Китаем (официально признавшим талибский Афганистан), Ираном, Индией, Пакистаном, Турцией, со многими арабскими странами. А по линии ООН и со стороны упомянутых стран, как и России, Афганистану оказывается разнообразная гуманитарная помощь.

«Власти Афганистана рассчитывают на сотрудничество с Россией и в сфере добычи металлов» – это было заявлено 15 мая с. г. Нуриддином Азизи, и. о. афганского министра промышленности и торговли, на международном форуме «Россия-Исламский мир-2024» в Казани. Отметив, что в его стране очень большие запасы меди и лития (по запасам этого стратегического сырья у Афганистана одно их первых мест в Азии), а также других ресурсов, чиновник высказал надежду, что компании РФ будут инвестировать в Афганистан.

РФ – Центральная Азия – Афганистан: экономическое измерение геополитики

Отметим, что в ходе упомянутого форума было сообщено о предстоящем открытии Делового центра Афганистана в Москве. А еще в конце сентября 2022 года сообщалось, со ссылкой на Н. Азизи, что «Талибан» заключил экономическую сделку с РФ. По данным афганского министра, «ежегодно Россия будет поставлять примерно 1 млн тонн бензина, 1 млн т дизельного топлива, 500 тыс. т сжиженного нефтяного газа и 2 млн т пшеницы». Немного позднее З. Кабулов подтвердил, что «сделка по поставкам топлива и зерна между странами одобрена». Ценовые параметры З. Кабулов не уточнил, но отметил, что талибы «взамен готовы поставлять изюм, лекарственные травы и полезные ископаемые». Эти поставки уже частично осуществляются.

Тем временем в Кабуле с осени 2023 г. инициируют формирование  с помощью, прежде всего, России, Казахстана и стран ЦА дополнительного ж/д маршрута восточного сектора коридора «Север-Юг», а именно по действующей магистрали Туркменистан – Афганистан (Серхетабад – Торагунди), далее через Герат, затем юго-западный Афганистан к портам Ирана и Пакистана (Чабехар и Гвадар) на побережье Индийского океана. Проводятся переговоры по этому проекту: по официальным данным Кабула, уже достигнуты договоренности с Казахстаном и Туркменистаном по их участию в проекте. К августу с. г. планируется подписать соответствующее транзитное соглашение с привлечением к нему Тегерана и Исламабада.

РФ – Центральная Азия – Афганистан: экономическое измерение геополитики

Трансафганский проект в рамках МТК «Север-Юг»

В марте Афганистан и Узбекистан договорились о доработке железнодорожного проекта Термез (Узбекистан) – Мазари-Шариф – Кабул (Афганистан) – Пешавар (Пакистан). Будут увеличиваться поставки узбекистанских электроэнергии, зерновой муки, риса, тканей, химудобрений. Дорабатываются проекты по инвестированию в угольную энергетику, стройиндустрию и легпром Афганистана. Афганский вице-премьер Абдул Гани Бародар отметил в этой связи, что Кабул «продвигает внешнюю политику, ориентированную на экономику с приоритетом на региональную взаимосвязанность».

Схожие договоренности весной с. г. достигнуты с Туркменистаном, в том числе о продолжении поставок электроэнергии, продовольствия, медикаментов. С целью обеспечения регулярных поставок туркменского газа с 2025 г. планируется продлить газопровод от туркменского Серхетабада до Герата. Туркменские эксперты приглашены к геологоразведке в афгано-туркменском приграничье. По данным портала «Большая Азия» (9 июня с. г.), «Туркменистан решительно выступает за расширение партнерства с южным соседом как в рамках двусторонних связей, так и в реализации масштабных региональных проектов с участием других государств региона».

В свою очередь, Таджикистан и Афганистан в конце декабря 2023 г. договорились об увеличении поставок гидроэлектроэнергии в Восточноафганский регион и создании новой ЛЭП с юга Таджикистана в тот же регион с участием турецких и/или китайских инвесторов. Тогда же возобновил работу после двухлетнего перерыва 5-й трансграничный оптово-розничный рынок (к югу от Душанбе).

Реагируя на эти позитивные перемены, Кабул с осени 2023 г. разрабатывает правовую базу для установления режима максимального экономического благоприятствования для стран, официально признающих талибский Афганистан и/или развивающих с ним хозяйственные связи. Этот режим фактически уже распространен на Китай.

Вполне можно согласиться с профессором Крымского госуниверситета имени В.И. Вернадского Максимилианом Шепелевым: «Геополитическое значение Афганистана трудно переоценить, и ключевая задача России – не допустить превращения страны в плацдарм для раскрутки антироссийских движений в регионе при поддержке США. Китай уже признал это государство (ИЭА. – Ред.), развивает с ним отношения и России стоит идти по аналогичному пути». Добавим от себя: как и другим странам ЕАЭС и Центральной Азии.

Источник