Допрос с пристрастием? Что не так в признаниях Ульфатхоним Мамадшоевой и Холбаша Холбашова

0
32

Допрос с пристрастием? Что не так в признаниях Ульфатхоним Мамадшоевой и Холбаша Холбашова

Фильм с признанием журналистки и правозащитницы Ульфатхоним Мамадшоевой и ее бывшего мужа генерала погранвойск Холбаша Холбашова оказался столь же резонансным, сколь дискуссионным и породил массу вопросов у аудитории и экспертов.

В частности, вопросы о том: почему правоохранительные структуры, придавшие ранее ее делу гриф «секретно» решили опубликовать ее «признания»? Насколько законно до оглашения решения суда признавать виновным обвиняемого по государственному телевидению? Может ли сотрудничество правозащитницы и журналиста с международными организациями и дипломатическими представительствами считаться шпионажем? И, наконец, является ли организация массового протеста (если версия правоохранительных структур имеет место быть) преступлением, позволяющим силовым структурам открывать огонь на поражение по манифестантам?

Версия сторон

В показанном по государственным телеканалам фильме Ульфатхоним Мамадшоева и Холбаш Холбашов дают признательные показания о причастности к организации массовых протестов в Хороге и Рушанском районе. Хотя еще до ареста Мамадшоева на своей официальной странице в фейсбуке опровергла все обвинения в свой адрес.

Условия, при которых была сделана видеозапись, неизвестны. Но Мамадшоева и Холбашов отмечают, что вместе с Мамадбокиром Мамадбокировым и в сотрудничестве с Алимом Шерзамоновым планировали организацию протестных акций в Хороге и Рушанском районе.

Для этой цели, по словам авторов этого фильма, Алим Шерзамонов направил в совокупности 13 тысяч долларов. Из которых семь тысяч было передано в Хорог, а шесть тысяч в Рушанский район. Никаких доказательств того, каким образом были переданы эти деньги, авторы не приводят.

Оппозиционный политик Алим Шерзамонов опровергает все обвинения в свой адрес.

"(ред. Это сделано) Для того, чтобы оправдать свои преступные действия, оправдать геноцид в Рушанском районе. Там были убиты мирные жители. После этого решили обвинить во всех грехах «Национальный Альянс Таджикистана», который объявлен властями террористической организацией, и меня, члена НАТ Алима Шерзамонова», – пояснил политик в интервью Радио Озоди.

Показания под пытками?

Эдвард Лемон, политолог, эксперт по Центральной Азии из Техасского университета A&M, руководитель исследовательского центра Oxus Society в Вашингтоне полагает, что признания получены путем принуждения и пыток. «Кажется, что у Мамадшоевой поврежден глаз, так что возможно даже есть некоторые признаки того, что с ними жестоко обращались в заключении. Это часть тактики, которую правительство Таджикистана часто использует. Выставлять людей напоказ по телевизору, принуждая к признаниям и преступлениям, которых они не совершали», – говорит эксперт.

Авторы фильма утверждают, что Мамадшоева сотрудничала с «подозрительными иностранными организациями» и «предоставляла информацию иностранным спецслужбам». В качестве «доказательства» приводится видеозапись с камеры наблюдения одного из ресторанов в центре Душанбе, где Мамадшоева встречается с иностранными дипломатами.

В качестве доводов также приводятся полученные Мамадшоевой гранты для ее НПО, в том числе от легально действующей в Таджикистане организации «Интерньюс».

Общественная деятельность или шпионаж?

Люди из окружения Ульфатхоним Мамадшоевой признаются, что встреча с иностранными дипломатами, в том числе с сотрудниками USAID действительно проходила, но имела совершенно иной характер. «После ноябрьских событий ГБАО практически оставался в блокаде, туда никого не пускали, и информация оттуда не выходила. Ульфатхоним Мамадшоева старалась донести до разных организаций, чтобы в регионе как можно больше запускали экономических проектов, чтобы снять напряжение», – отмечает осведомлённый источник, близкий к Мамадшоевой.

По словам нашего собеседника, с этой целью она встречалась с сотрудниками посольства США, USAID, представительства ЕС в Душанбе и другими, но это нельзя назвать шпионской деятельностью, поскольку Мамадшоева не имеет доступа к гостайне и не могла влиять на ситуацию в ГБАО.

Тем не менее, в своих признаниях Мамадшоева отмечает, что отслеживала передвижение военной техники и живой силы и предоставляла информацию неким лицам. Неизвестно, каким образом они могла иметь доступ к подобной информации, которая является государственной тайной.

Гранты только для властей?

Эксперт Эдвард Лемон называет обвинения в адрес западных стран «ироничными», поскольку эти страны долгое время предоставляют Таджикистану помощь в обеспечении безопасности, которые затем используют в рамках так называемой борьбы против терроризма. «Получив все эти миллионы долларов помощи в обеспечении безопасности, теперь правительство Таджикистана идет и обвиняет Запад в создании нестабильности в стране», – говорит политолог.

Аналогичное мнение высказывает и независимый аналитик Абдумалик Кадыров. По его словам, только в 2021 году государственные структуры подписали соглашения с западными финансовыми структурами о предоставлении грантов на сумму около 500 млн долларов и каждые полгода предоставляют им информацию о проделанной работе. «Так значит и они совершили преступления? Гранты выделяются на развитие той или иной отрасли в рамках законодательства независимо от того, кто является получателем, будь то государственные органы или юридические лица. И используются эти средства исключительно в интересах Таджикистана», – говорит Кадыров.

Законные ли протесты и показания против себя?

Авторы фильма делают акцент на том, что Мамадшоева и ее бывший муж Холбаш Холбашов готовились к проведению массовых протестов. Однако юрист и основатель фонда «Бузургмехр» Джамшед Ёров отмечает, что в данном случае не просматриваются какие-либо противозаконные действия, если даже планировалось организовывать протестные акции.

«Ни одна протестная акция или незаконный митинг не должны стать основанием для убийств протестующих, за исключением случаев, когда протестующие несут угрозу обществу, государственному имуществу, жизни и здоровью сотрудников правоохранительных структур или обычным гражданам. Ничего такого в данном конкретном случае мы не видим. Поэтому встает вопрос, почему силовые структуры применили оружие против недовольных граждан», – отмечает Ёров.

По словам юриста, показания против себя не противоречат законодательству Таджикистана. Вместе с тем, неизвестно в каких условиях эти показания были получены, поэтому, согласно закону, необходимы фактические доказательства признательных показаний.

Cui prodest ? (Кому выгодно?)

Ситуация в ГБАО осложнилась, когда 14 мая несколько сотен жителей Хорога вышли на акцию протеста в местечке Бархорог и потребовали отставки главы ГБАО Алишера Мирзонабота и мэра города Ризо Назарзода, снятия всех блокпостов в областном центре, прекращения преследования жителей Бадахшана, проведения справедливого расследования ноябрьских событий и освобождения задержанных и осужденных активистов.

Власти в ответ приступили к разгону митинга и заблокировали административный центр ГБАО город Хорог.

По официальным данным, в ходе столкновений протестующих с силовиками один житель Хорога погиб и трое сотрудников правоохранительных органов получили ранения. Местные жители сообщают, что ранения получили и несколько участников протеста.

17 мая жители Рушанского район перекрыли трассу Душанбе-Хорог с целью не допустить военную технику и военнослужащих в Хорог для подавления протестующих.

На следующий день МВД Таджикистана заявило, что проводят «антитеррористическую операцию» против лиц, которые перекрыли трассу. В ходе операции силовиков десятки человек были убиты, более 100 участников акции протеста задержаны.

22 мая при загадочных обстоятельствах в Хороге был убит Мамадбокир Мамадбокиров, один из неформальных лидеров ГБАО. Близкие к нему люди говорят, что к этому причастны власти, но в МВД заявляют, что он был убит в ходе «разборок криминальных групп».

Доктор Сюзанна Леви-Санчез, эксперт Военно-морского колледжа США в Род-Айленде, отмечает, что текущие события, происходящие в ГБАО, могут быть в интересах Китая и России. «Китай заинтересован в том, чтобы дорога, проходящая через Бархорог, была под контролем правительства. Если для этого понадобятся убийства граждан и местных лидеров и установка блокпостов на въезде и выезде из Хорога и соседних районов, то, вероятно, Китай это поддержит. В интересах России снова закрепиться в регионе и поддержать в этом правительство президента Таджикистана», – отмечает эксперт.

По ее словам, если для этого будет необходимо военно-техническая помощь в обмен на сильное присутствие государства, то в Москве это поддержат.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь