Что, если после Путина будет Путин?

0
169

Как изменится политика Москвы в отношении Таджикистана, если Владимир Путин останется президентом России? «Азия-Плюс» спросила об этом таджикских экспертов.

Выборы президента России пройдут с 15 по 17 марта. Глава государства избирается на шесть лет – до мая 2030-го. Голосование пройдет на фоне войны в Украине.

Среди зарегистрированных кандидатов, конечно, действующий президент Владимир Путин: сейчас идет уже его четвертый срок на данном посту. С учетом принятых поправок в Конституцию он может баллотироваться еще на два срока. 

Мало у кого возникают сомнения, что Владимир Путин вновь будет выбран на пост главы государства. При этом некоторые эксперты сразу после выборов ожидают ухудшения политической ситуации внутри России из-за принятия президентом непопулярных решений (если, конечно, выборы пройдут без эксцессов).

Так было после выборов в 2018 году, когда последовало повышение пенсионного возраста (ранее Путин обещал этого не делать).

В этом году, отмечает политолог Екатерина Шульман, возможна очередная мобилизация на войну с Украиной – то, чего население России очень боится, и чего из-за возможных антиправительственных настроений пытался последние полтора года избежать сам Путин.

Но после выборов возможны и другие – внешнеполитические – изменения. 

Поменяется ли российский внешний курс, начавшийся в ее новой истории 24 февраля 2022 года, в отношении Таджикистана, и, в частности, в вопросе миграции? 

Отметим тут, учитывая, что Россия является одним из стратегических партнеров Душанбе, что отношения с этой страной во многом зависят от ее первого лица…

Изменений не будет…

Политолог Парвиз Муллоджонов считает, что отношения между странами останутся на том же уровне, в той же форме и объеме.

«С другой стороны, очевидно, что Москва усиливает давление на постсоветские страны, чтобы они немного сбавили темпы в отношениях со странами Запада. После выборов в марте это давление может возрасти в несколько раз, – говорит он. – А вот в случае с трудовыми мигрантами вопрос сложнее. Скорее всего, с целью мобилизации на войну в Украине российские власти будут усиливать давление на них, особенно на тех, кто имеет российские паспорта. И цель этого – давление на государства. 

С другой стороны, экономическое положение мигрантов в этом году станет труднее. Прежде всего, из-за экономического кризиса и падения курса рубля, которое неизбежно».

Сайфулло Сафаров, бывший первый замдиректора Центра стратегических исследований Таджикистана:

«С Россией мы не только стратегические партнеры, но и союзники. В отношениях двух президентов мы видим, что они очень искренние. Как говорится, во всем могут уступать друг другу. А после переизбрания Владимира Путина президентом России отношения между странами улучшатся еще больше. 

Вопрос трудовых мигрантов отличается от государственных отношений. Это связано с незаконной деятельностью некоторых мигрантов. Правда, некоторые российские чиновники, борющиеся с нелегальной миграцией, очень жестко и необоснованно высказываются об этом.  

Что, если после Путина будет Путин?

Правительство Таджикистана, наше посольство в России, а также консульства и представительства совместно с другими структурами должны принимать меры по предотвращению незаконного обращения с мигрантами и защищать права своих граждан за рубежом. А в целом, отношение к мигрантам улучшится», – уверен Сафаров.

Абдулло Давлатов, экс-глава Ассоциации таджиков России:

«Отношения между президентами России и Таджикистана очень хорошие и их взаимопонимание положительно влияет на развитие взаимовыгодного сотрудничества между двумя странами.

Я считаю, что после президентских выборов в России, на которых непременно победит Владимир Путин, процесс этого сотрудничества останется на том же уровне развития. 

Особенно после ужесточения санкций против России, у этой страны в разработке должны быть программы по укреплению уз дружбы со странами-стратегическими партнерами, включая Таджикистан.

Что касается вопроса мигрантов: на своей большой последней пресс-конференции Владимир Путин рассказал о создании специальной структуры по регулированию миграционного процесса. То есть, проблема такого рода касается не только таджикских мигрантов.

На официальном уровне сотрудничество хорошее и, думаю, что существующие проблемы разрешимы. Сейчас Россия привозит трудовых мигрантов из Африки, Южной Кореи, Индии, Кубы и других стран. То есть,  экономике России мигранты нужны и, естественно, после выборов их условия должны улучшиться».

…Москве нужно сохранить друзей

Политолог Мухаммад Шамсуддинов не видит предпосылок для изменения политики России в отношении стран региона.

«Такими предпосылками, например, могло бы быть резкое повышение угрозы со стороны Афганистана, которое потребовало бы вовлечения Москвы. Такой повышенной угрозы пока нет и, скорее всего, не будет в краткосрочной перспективе, – говорит он. – Или это могло бы быть резкое изменение во внешней политике стран региона, что тоже является маловероятным. 

Единственное, что хотелось бы отметить, это изменение настроений среди населения стран Центральной Азии относительно России и ее поведения. Антироссийские настроения за последние два года резко повысились, что может сказаться на влиянии Москвы в регионе. 

Недавно это отметил министр обороны РФ, заявивший, что будут приняты меры в этом направлении… 

Но мне кажется сомнительным, что Москва предпримет что-то серьезное в регионе в этом направлении в ближайшее время. 

В итоге переизбрание Путина на новый срок не принесёт каких-либо значимых изменений в политике Москвы в регионе.

Что касается Таджикистана, тут стоит отметить важное значение республики для Москвы в укреплении южных границ ОДКБ. Москва и дальше будет укреплять отношения с Душанбе в сфере безопасности, особенно по предотвращению угроз со стороны Афганистана. И значимость этих отношений не зависит от личности президента России.

Отношения с Таджикистаном сохранятся на высоком уровне и в следующий возможный президентский срок президента Путина», – уверен политолог.

Абдумалик Кодиров, независимый эксперт:

«В отношениях с Таджикистаном и другими странами Центральной Азии никаких изменений не произойдет, так как России необходимо в своей оси сохранить хотя бы немногих оставшихся "друзей", даже, если она будет недовольна тем, что отношения этих стран к ней несколько изменились, тем, что эти страны хотят от России равноправного отношения к ним, а не отношений между "господином" и "слугой". Они хотят, чтобы к ним обращались уважительно.

Признаки такого изменения в отношениях мы увидели на последнем грандиозном мероприятии под названием "Игры будущего", во время которого Владимир Путин вручил микрофон лидерам стран Центральной Азии, чтобы они могли говорить на своих родных языках.

Но трудовые мигранты в России – один из самых бесправных слоев общества, не думаю, что в течение нового президентского срока Владимир Путин внесет какие-либо изменения в этот вопрос.

Хотя Россия сегодня остро нуждается в рабочей силе (не считая демографической проблемы), российские власти, сосредоточенные на войне с Украиной, видят в лицах трудовых мигрантов потенциальных солдат для продолжения этой войны.

И явное нежелание этих людей идти на войну, особенно тех, кто получил российское гражданство и пользуется привилегиями этого гражданства, возмущает российские власти. 

А поскольку подобное обращение не вызывает серьезной реакции со стороны правительств "дружественных" стран Центральной Азии, не думаю, что Москва откажется от подобного давления на выходцев из региона.

Еще одна опасность, которая угрожает трудовым мигрантам из Центральной Азии в России в ближайшие годы, – это возрождение всевозможных националистических группировок. Поскольку нынешнее правительство России и раньше лояльно относилось к этим группировкам, не думаю, что сегодня оно может остановить их».  

Источник