«Операция Шашмаком». Кто будет заниматься сохранением исторической мозаики в Душанбе?

0
28

«Азия-Плюс» попыталась узнать, как и кем будет решаться этот вопрос.

В самом сердце Душанбе сегодня происходит масштабная архитектурная трансформация. Этот процесс вызывает вполне объяснимые общественные дискуссии и беспокойство душанбинцев за сохранение исторических объектов. Последним таким случаем стало недавнее решение городских властей о строительстве нового бизнес-центра на месте здания ТВ «Сафина».

В центре этого обсуждения – судьба объекта исторического наследия мозаики «Шашмаком», которая украшает стену здания.

Что случилось?

В 1976 году художник-монументалист Асрор Аминджанов создал знаменитую мозаику «Шашмаком» из натурального камня. Это время принято считать эпохой расцвета мозаичного искусства в Таджикистане. Именно в 60-80-е годы прошлого века в Таджикистане появились знаковые работы в стиле соцреализма, модернизма и абстракционизма.

Художник кропотливо собирал в таджикских горах натуральные камни для своей мозаики, а потом вложил в нее всю душу и свой незаурядный талант. В результате мозаика «Шашмаком» стала шедевром, в котором каждая деталь рассказывает свою уникальную историю. А самого Аминджанова годы спустя назвали «отцом каменной мозаики Таджикистана».  

В 2024 году председатель Душанбе принял решение сохранить эту историческую мозаику для будущих поколений горожан. Эта задача была поручена компании ТГЭМ, которая возведет на месте ТВ «Сафина» новое здание.

ТГЭМ ищет экспертов

В ОАО ТГЭМ «Азия-Плюс» подтвердили, что хорошо осознают ценность мозаики «Шашмаком» и поэтому со всей серьезностью отнеслись к решению поставленной мэром задачи.

По словам представителя компании, при выборе экспертов главное внимание уделялось их опыту по сохранению и реставрации исторических объектов.

В итоге выбор пал на международную команду экспертов, возглавляемую инженером Андрееем Рыкшиным. Именно эта команда будет проводить работы по сохранению и реставрации душанбинской мозаики.

Кто он – Андрей Рыкшин?

Рыкшин – инженер-реставратор с большим опытом в области строительства и реставрации исторических объектов в Германии и России. Мало того, оказалось, что Андрей родом из… Душанбе!   

Андрей Рыкшин

«Азия-Плюс» нашла контакты инженера в Германии, связалась и поговорила с ним.  Выяснилось, что Андрей Рыкшин – представитель инженерной династии в третьем поколении. Его дедушка, окончив Керченский политехнический институт, построил Керченский металлургический завод и после этого по распределению приехал работать в Таджикистан техником-инженером, где стал в дальнейшем руководителем одного из отделов Госстроя республики.

Его бабушка работала главбухом в дорожностроительном управлении. Здесь же родился отец Андрея – Евгений, который работал главным инженером на многих строительных объектах республики в системе министерства водного хозяйства «Таджикгипроводхоз».

«Почти все свое свободное время в школьные годы я проводил на работе у отца. В каникулы он брал меня в свои рабочие поездки на разные объекты Таджикистана и рассказывал о своей работе. Тогда я побывал с отцом в самых отдаленных уголках республики – в Худжанде, Гарме, Кулябе, Пенджикенте. Мои вертолетные путешествия с отцом в отдаленные районы Памира – в Рушан, Хорог, на Сарезское озеро, в Ишкашим – добавили романтики в мое восприятие работы инженера-строителя.

Этим всем и был обусловлен мой выбор будущей профессии. Обычно говорят, что не выбирают место рождения, но в моем случае я не выбирал еще и профессию. Я ее унаследовал!», – рассказывает эксперт.

С отцом на Памире

В начале 90-х годов Андрей Рыкшин поступил в Московский инженерно-строительный институт им. Куйбышева (МГСУ). Сразу после завершения обучения в 1995 году, он начал свою карьеру в строительных компаниях Москвы, прошел путь от прораба до заместителя строительного управления.

В 1997 году его пригласили на работу в Германию. Здесь, в Мюнхене он продолжил заниматься проектированием, строительством, надзором в области строительства.

В 2000 году молодой инженер стал соучредителем-партнером проектного бюро в Мюнхене, в 2004 году стал членом инженерно-строительной палаты Баварии, продолжая свою проектную и консультационную практику в Германии и России. Последние 25 лет Рыкшин активно участвует в проектах по реставрации культурных объектов в обеих странах.

На реконструкции исторического объекта. Мюнхен, 2002г.

«Найти баланс между старым и новым»

По словам Андрея Рыкшина, прогресс в градостроительстве неизбежен, это естественный процесс – города должны меняться, становиться более современными, но наряду с этим нужно сохранять баланс между исторической памятью, которая важна для самосознания, и изменениями современного города.

С партнером Мюнхенского бюро на объекте “Ауди-центра” в г. Аугсбург, ФРГ, 2023г.

«Одним из основных трендов современной архитектуры является интеграция инновационных концепций в исторические контексты, – рассказывает Андрей. – Архитекторы стараются сохранить аутентичность старых городов, внедряя современные решения и инфраструктуру, которые гармонично вписываются в существующий ландшафт. Это не только придает городам уникальный облик, но и создает комфортные пространства для жизни».

Андрей Рыкшин разделяет такой подход и не раз в своей практике находил удачные решения по модернизации существующих культурных объектов в условия меняющейся городской среды.

Так, в 2001 году он в качестве инженера участвовал в реализации проекта по обеспечению надежной защиты средневековых немецких городов Вюрт-на-Майне и Клингенберг-на-Майне от частых наводнений. Задача проекта заключалась в том, чтобы не только сделать эти населенные пункты более защищенными перед угрозой стихийных бедствий, но и сохранить береговые фасады исторических зданий. Большой проектной командой были найдены хрестоматийные инженерные решения, как по вынужденным утратам некоторых фрагментов, так и по сохранению исторического облика этих городов.

Наводнение в Верт-на-Майне.

«Из-за постоянных наводнений старинные города в течение многих лет подвергались разрушительному воздействию стихии. Федеральные власти Германии приняли решение восстановить поврежденные объекты этих городов и обеспечить их надежную защиту от будущих стихийных бедствий.

Перед нами стояла сложная задача: определить, какие исторические объекты следует отреставрировать, полностью сохраняя их оригинальный облик, а какие подлежат модернизации, – делится воспоминаниями Рыкшин. – В итоге, нашей команде удалось сохранить уникальный характер городов и найти современные решения для их защиты от наводнений».

На некоторых улицах появились новые стены, предотвращающие разрушение зданий под напором воды, в то время как на других улицах были внедрены системы гидроизоляции, например, окна в домах стали водонепроницаемыми, аналогичными тем, что используются в подводных лодках, способными выдерживать давление воды.

Программа действий по защите от наводнений в Вёрте-на-Майне Фото предоставил Андрей Рыкшин 1/3

Несмотря на серьезные изменения, внесенные в структуру городов, их исторический дух остался неизменным, отмечает специалист.

«Туристы и местные жители сегодня могут наслаждаться атмосферой старинных построек, которые остались в своем первозданном виде, несмотря на внедрение современных технологий защиты от стихийных бедствий», – говорит он.

Московские проекты Рыкшина

В России инженер Рыкшин и его команда реализовали десятки реставрационных проектов. Одним из примеров успешного сочетания технической модернизации и реставрации исторического объекта стал театр МХАТ имени А.П. Чехова.

Под руководством Андрея Рыкшина здесь был реализован проект внедрения в это старинное здание нового технологического оборудования и трансформация сцены театра. 

Техническая модернизация театра МХАТ имени А.П. Чехова Фото: Ирина Рыкшина 1/2

Важным требованием проекта было сохранение исторического интерьера театра, подчеркивающего его уникальность и старинный характер. Модернизационные работы были проведены с максимальным вниманием к деталям, что позволило сохранить атмосферу прошлого.

Техническая модернизация сцены значительно расширила возможности актеров и режиссеров. Теперь сцена МХАТ способна глобально трансформироваться, создавая самые современные постановки. При этом зрители, находясь в зале, не замечают изменений, так как тщательно сохраненный исторический интерьер театра визуально остался прежним.

Проект по реконструкции Павильона «Космос» на ВДНХ в Москве стал еще одним важным проектом нашего земляка и примером успешного восстановления исторического наследия. В ходе работ по реставрации павильона были обнаружены фрагменты старой мозаики из золотой смальты на внутренних стенах подкупольного зала. Это вдохновило группу реставраторов под руководством инженера Рыкшина заняться воссозданием этой уникальной мозаики.

Реставрация павильона Космос на ВДНХ 1/2

«Изначально у нас не было такой задачи, но мы его приняли, подчеркнув историческую функциональную роль павильона, как гордость страны за достижения в машиностроении. Для нас было важно сохранить этот отпечаток времени для будущих поколений, людей, которые интересуются историей прошлого», – рассказывает Андрей.

Вход в павильон Космос

За эту работу в павильоне «Космос» Рыкшин и его команда получили престижную премию правительства Москвы «Московская реставрация» в категории лучший проект реставрации и приспособления.

Кроме этого, его команде был вручен специальный диплом оргкомитета первой степени национального независимого архитектурного рейтинга «Золотая капитель». Эта работа также была отмечена Госдумой федерального собрания РФ в виде благодарности за вклад в разработку концепции и проекта Центра «Космонавтика и авиация» на территории ВДНХ.

Награждение команды за лучший проект реставрации павильона “Космос”

«Реставрация – это консилиум врачей»

Процесс разработки проекта по реставрации Андрей Рыкшин сравнивает с консилиумом врачей, принимающих решение о судьбе пациента – стоит ли удалить орган или же пытаться его спасти.

Аналогично, в реставрации объекта культурного наследия каждое решение анализируется, учитываются потенциальные выигрыши и потери.

«Реставрация объекта культурного наследия – это взвешивание всех аргументов «за» и «против», где каждый шаг может привести к тому, что мы получим или, наоборот, потеряем, – отмечает Рыкшин. – Это процесс, в котором важно сохранять баланс между сохранением исторического наследия и внедрением необходимых изменений для обеспечения долгосрочной устойчивости».

По словам специалиста, для самосознания города и нации важно сохранять как можно больше артефактов, которые могут быть воспоминанием, художественной или культурной ценностью.

Если объект является памятником искусства, то важно сохранить его так, как задумал автор, максимально осторожно и качественно. Это стремление к балансу и компромиссу становится ключевым элементом в процессе реставрации, где каждое решение влияет на сохранение культурного наследия и восприятие города в целом.

С коллегами на реставрации павильона “Космос” ВДНХ

Андрей принял приглашение участвовать в сохранении душанбинской мозаики «Шашмаком» потому, что этот проект для него – не просто заказ. По признанию инженера, это своеобразное возвращение к корням, к детству, к культурному наследию, которое стало неотъемлемой частью его самого.

Эксперт видит каждый фрагмент мозаики как загадку, часть таджикской истории, в каждой детали которого кроется дух прошлого.

«Есть выражение «архитектура – это застывшая музыка», и именно в мозаике «Шашмаком» оно воплощается наилучшим образом. Я вижу здесь множество метафор. Это не только запечатление нематериального наследия – музыки шашмаком, которая веками передавалась из поколения в поколение, не будучи записанной в нотах. Это еще и «музыка камней», символизирующая богатство горной страны, – отмечает Андрей Рыкшин. – Из даров природы выполнена монументальная запись в виде красочного панно «Шашамаком», и записана она не в нотах, а в камне…».

Как будет проходить процесс сохранения и реставрации мозаики

По словам эксперта, работа по мозаике «Шашмаком» уже началась. Недавно Андрей приезжал в Душанбе, чтобы провести первоначальную оценку полотна и обсудить возможные методы сохранения и современного использования исторического архитектурного произведения.

«Мы разрабатываем поэтапную программу по работе с мозаикой. Развилок сохранения может быть несколько. В ближайшее время мы планируем приехать еще раз, чтобы приступить к более детальному исследованию для выполнения эскизных вариантов и формирования эскизных чертежей переноса мозаики, – говорит Андрей Рыкшин.

Сегодня существует достаточно инженерных знаний, позволяющих качественно переносить и сохранять объекты культурного наследия. Нельзя разорять инвестора бизнес-центра компанию ТГЭМ и городскую администрацию какими-то немыслимыми идеями. Должно быть взвешенное решение, чтобы оно было таким, необходимо тщательное исследование на месте».

Фреска “Шашмаком”

По его убеждению, в конструктивном плане перенос мозаики представляет собой сложную, но выполнимую задачу. Реставраторы проводят тщательные обмеры, полностью исследуют конструкцию, визуально изучают каждую трещинку, фиксируют все детали.

Подобно реставрации поврежденных картин, где каждая ниточка восстанавливается, перенос мозаики требует максимально бережного отношения и внимания к деталям, особенно к конструктивным вспомогательным конструкциям, которые обеспечат ее переезд на новое место.

По словам заместителя Рыкшина, сербского архитектора Александара Йовановича, который также будет работать над сохранением мозаики, приглашение зарубежных экспертов и сохранение «Шашмаком» представляют собой значительный шаг вперед для таджикской столицы, ранее не занимавшейся подобными проектами.

Этот процесс требует экспертных решений и вовлечения всех архитектурно-реставрационных сил города и международной команды специалистов.

Фото: Андрей Рыкшин и его заместитель, сербский инженер-архитектор Александр Йованович.

«Важной частью этого процесса является обучение местных специалистов. Приглашение зарубежных экспертов, которые уже имеют опыт в подобных проектах, предоставляет местным реставраторам возможность учиться и адаптировать передовые методы для будущего использования. Такой обмен опытом создает базу знаний и навыков, необходимых для успешного воплощения подобных инициатив в будущем», – отмечает сербский архитектор.

По оценке экспертов, таджикская мозаика находится в целом в хорошем состоянии несмотря на то, что почти 50 лет она «прожила» в условиях солнечного Душанбе. На износ панно в некоторой степени повлияла вода, которая раньше стекала по поверхности мозаики. Но предварительная оценка показывает, что существующие повреждения незначительны и вполне поддаются последующей реставрации.

Начало нового этапа в развитии Душанбе? 

Руководство ТГЭМ верит, что мозаика «Шашмаком» вскоре обретет новую жизнь и нас ожидает продолжение истории, начавшейся с художественного взгляда Асрора Аминджанова в далеком 1976 году.

Нам остается добавить только одно: инициатива столичных властей и компании-застройщика по сохранению ценной мозаики может стать началом нового этапа в новейшей истории таджикской столицы, когда современное развитие города не исключает сохранения его культурного наследия.

Надеемся, что так оно и будет.

ДОСЬЕ «АП»:

Профессиональная карьера А. Е. Рыкшина и некоторые из его проектов по реставрации объектов культурного наследия (ОКН):

1998 – 2000: руководитель проекта в немецкой проектной организации:

Проектирование и выполнение сочетания прочной базовой защиты и реставрации городов XIII-XVIII века от наводнений, Вюртх-на-Майне, Клингенберг-на-Майне;

2000 по настоящее время: соучредитель-партнер BUSL.ppm, Мюнхен, ФРГ:

Реставрация ОКН «Командный корпус казарм Принца Леопольда»;

Реставрация с приспособлением под размещение Салона-флагмана электромобилей CUPRA в историческом центре г. Мюнхена по адресу: Одеонсплац 1;

Концепция реставрации с приспособлением Офицерского казино в пригороде Берлина, Фюрстенвальде;

2009 – 2011: Главный инженер проектов и заместитель генерального директора института ФГУП «СЕЦПРОЕКТРЕСТАВРАЦИЯ»:

Разработка и выполнение первоочередных противоаварийных и консервационных мероприятий по защите ОКН «Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь»;

Разработка и выполнение первоочередных противоаварийных и консервационных мероприятий по защите ОКН «Музей-усадьба «Останкино»;

Комплексная реставрация и сохранение объекта и территории ОКН «Рязанский кремль»;

Проект реконструкция ОКН «Арбитражный суд Волго-Вятского округа (Здания городской Думы в Нижнем Новгороде)»;

Концепция реконструкции с сохранением исторического облика здания ФГУК «Политехнический музей»);

2011 – 2014: Главный инженер института ГУП МНИИТЭП:

Проект реставрации Памятника архитектуры «Здание комбината газеты „Правда“»;

Реставрация ОКН «Лютеранская кирха св. Петра и Павла в Москве»;

Проект реставрации ОКН «Старообрядческий богословско-учительский институт», сейчас школа № 459;

2014 – 2018: руководитель и партнер Проектно-Реставрационной комплексной мастерской Архикад:

Реконструкция Павильона №57 (Легкая промышленность) под приспособление Мультимедийного исторического парка «Россия – моя история», ВДНХ;

Реставрация ОКН «Павильон «Космос» с приспособлением под Центр «Авиации и космонавтики», ВДНХ, (совместно с МВ-Проект);

2016 – по настоящее время: Главный инженер проектного бюро МВ-Проект:

Реконструкция ОКН «Городская усадьба – дом Бобринских»;

Реставрация и приспособление ОКН «Театр на Малой Бронной»;

Реставрация, реконструкция и воссоздание Северного крыла ОКН «Усадьба Цуриковых»;

Реставрация ОКН «Московский драмтеатр им. М.Н. Ермоловой»;

Реставрация ОКН «Церковь Рождества Пресвятой Богородицы на Кулишках»;

Реставрация ОКН «Театр у Никитских Ворот»;

Проект частичной реконструкции ОКН «Российская государственная библиотека (им.Ленина)».

Источник