США и КНР: к какой точке пришли отношения между двумя державами и что это значит для Центральной Азии?

0
1552

Соперничество США и КНР в регионе может привести к давлению на страны региона в выборе «правильной» стороны.

15 ноября 2023 года в Сан-Франциско состоялась встреча председателя КНР Си Цзиньпина и президента США Джо Байдена. По итогам встречи Байден написал в соцсетях, что добился «реального прогресса» на переговорах. Но эксперты считают, что встреча имела скромные последствия для отношений двух стран, которые являются глобальными противниками текущего столетия.

Сегодня очень важно понимать отношения между этими двумя государствами, так как они во многом определяют состояние современной системы международных отношений, влияют на внешнеполитический вектор государств Центральной Азии и Таджикистана, в частности.

Как начали налаживаться тесные отношения между США и КНР?

Отношение между США и КНР стали налаживаться ещё с конца 1960-х гг. Они стали более интенсивно нарастать в конце 1970-х и в начале 1980-х гг., выходя за пределы геополитического партнёрства в целях сдерживания СССР, которое имело место на первом этапе отношений между странами.

Были две важные причины их бурного развития:

– во-первых, начатые в КНР в конце 70-х и в начале 80-х гг., реформы в целях экономического развития и модернизации страны. Некогда закрытый от всего мира Китай распахнул свои двери внешнем миру, привлекая зарубежные инвестиции и технологии.

– во-вторых, экономический потенциал Китая, связанный в основном с дешёвым рынком труда, который был очень привлекательным для американского капитала.

Эти причины привели к постепенному углублению отношений между двумя странами. Китай обеспечивал для американского капитала благоприятную атмосферу, а американский капитал, в свою очередь, хлынул в Китай.

КНР превращался в «мировую фабрику», чья экономика зависела от экспорта и внешних рынков, в первую очередь, от американского.

В свою очередь, рынок США стал очень зависимым от импорта более дешёвых китайских товаров. Экономики стран стали настолько взаимозависимы, что эти две экономики стали называть единой экономикой.


США и КНР: к какой точке пришли отношения между двумя державами и что это значит для Центральной Азии?

Фото dzen.ru

Политические раздражители не могли сколь серьёзно повлиять на эти отношения. Ценностный фактор, который лежал в основе американской внешней политики в конце XX и начала XXI веков и разнообразие политических систем не могли привести к разногласиям между двумя странами.

В США руководствовались тем, что переход к рыночной экономике в КНР, экономический рост и благополучие граждан Китая приведёт к политическому изменению в стране. Это означало, что Китай постепенно станет демократической страной, вливаясь в «либеральный миропорядок», где США играли роль лидера.

В Штатах пытались «помочь» Китаю в этом становлении посредством стратегии вовлечения Китая в глобальную экономику и поощряя её дальнейшее развитие, в том числе, и в политической сфере.

Но это не означало, что США не могли не видеть в КНР потенциального конкурента на международной арене. Поэтому в своей стратегии относительно Китая, Вашингтон использовал также и стратегию «сдерживания».

Это проявлялось в налаживании более тесных отношений Америки со своими Тихоокеанскими союзниками в целях демонстрации силы; в поставке Тайваню военной техники на достаточно большие суммы; «напоминанию» КНР о правах человека и даже введении некоторых санкций.

И всё же, вовлечение и ожидания по поводу изменения политической системы КНР и тесные экономические отношения, были выше сдерживания.

Несбывшиеся ожидания США и начало расхождения

Постепенно ожидания по поводу преобразования Китая, в США стали сходить на нет. Растущая мощь Китая на международной арене и в мировой экономике восприняли в Вашингтоне как потенциальную угрозу американскому лидерству.

И все же в США до конца 2000-х и начала 2010-х гг., всё ещё надеялись на преобразования Китая. Последние попытки США включить Китай в американоцентричный мир были предприняты в 2008-2009-х гг., когда американцы предложили Китаю модель взаимодействия, которая была у них с союзниками – ЕС и Японией (G7), призывая Пекин вместе взять на себя глобальные обязательства, направленные на стабилизацию мировой экономики, защиту экологии, решения проблем в мировой политике и др.

Этот формат называли G2. Китай отверг это предложения ссылаясь на то, что страна пока не может взять на себя глобальные обязательства, так как не имеет достаточно ресурсов.

Также такое предложение означало, что в таком тандеме главенствующую роль будет играть Америка, а Китай будучи младшим партнёром должен будет координировать свои действия на международной арене с США.

После этого Вашингтон стал постепенно брать курс на сдерживание Китая. Такая позиция стала ещё более превалировать в кругах американского политического истеблишмента после прихода к власти в конце 2012 года в Китае «пятого поколения» китайских правителей во главе с Си Цзиньпином.

Китай пошел по своему пути, намереваясь создать свой, «синоцентричный» мир. Это проявилось в предложении таких мегапроектов как «Один пояс – один Путь», «сообщество единой судьбы человечества», «создания к столетию КНР великого, сильного, модернизированного государства» и др.

Китай постепенно расширял своё экономическое и политическое влияние на международной арене, за счёт США. Пекин также стал укреплять свою военную мощь, добившись в этом направлении колоссальных преимуществ.

В Вашингтоне не могли смотреть на это, не предпринимая каких-либо шагов.

Переход к полноценному сдерживанию КНР

Хотя действия по сдерживанию КНР были предприняты ещё в администрации президента Барака Обамы, который провозгласил «ребалансировку» геополитического фокуса внешней политики США от Атлантического к Тихоокеанскому региону и ввел первые пошлины на китайский импорт, более интенсивно США начали сдерживать Китай при администрации Дональда Трампа.

Ещё в своей предвыборной кампании Трамп обвинял Китай в несправедливой торговой политике, в краже интеллектуальной собственности, шпионаже, обвинил Китай в дефиците в торговых отношениях между странами (который на тот момент составлял 375,2 млрд долларов).

Трамп пообещал, что он изменит эти положения и будет вести «жёсткую» линию против КНР.

После победы на президентских выборах и прихода к власти президент Трамп начал выполнять свои предвыборные обещания с инсценировки расследования о краже интеллектуальной собственности США Китаем в августе 2017 года.

В начале 2018 года факт кражи был подтверждён и в качестве санкций Трамп распорядился подготовить список пошлин на китайский импорт.

Первым Трамп установил 30% тариф на ввозимые солнечные батареи, в производстве которых Китай был мировым лидером. В марте 2018 года США ввели 25% на импорт стали и 10% на импорт алюминия, которые распространялись не только на Китай.

В ответ КНР ввела пошлины на 128 видов американских товаров, импортируемых Китаем. Интенсивность торговой войны между странами стала возрастать в 2019 году, когда стороны стали вводить беспрецедентные пошлины в торговле между собой.

Так 23 августа США заявили о том, что товары из Китая на сумму 250 млрд долларов, будут облагаться пошлинами на 30% (ранее 25%), а продукция на сумму 300 млрд – на 15% (ранее 10%).

15 января 2020 года США и КНР подписали соглашения о первой фазе торговой сделки об урегулировании двусторонних торговых споров.

Стороны по данному соглашению обязались перестать вводить дальнейшие тарифы в своей торговле, а также «обеспечить безопасность интеллектуальной собственности», «прекратить принудительную передачу технологий», «восстановить баланс в американо-китайских торговых отношениях».

По мнению экономистов данная сделка не решает реально поставленных целей. После прихода администрации Джо Байдена дальнейшие шаги по урегулированию торговых отношений не имели практически никаких результатов.


США и КНР: к какой точке пришли отношения между двумя державами и что это значит для Центральной Азии?

Коллаж storyblocks.com

Конфронтация между Вашингтоном и Пекином охватывала не только экономическую сферу, а расширялась и на другие сферы взаимодействия.

США при Трампе приняли Стратегию национальной безопасности, где Китай стоит на первом месте в качестве главных угроз безопасности и интересам США.

В США окончательно сложился двухпартийный консенсус о Китае, как о главном противнике в XXI веке. В связи с этим США начали сдерживать КНР на глобальном и региональном уровнях в сферах экономики, политики, в военной сфере и в идеологической сфере.

Как уже было сказано выше интенсивность сдерживания КНР пришлась на время президентства Дональда Трампа.

Так администрация Трампа приняла концепцию Индо-тихоокеанского региона, целью которого является сдерживание Китая в АТР (Азиатско-тихоокеанский региона, – ред.) и Южной Азии совместно с союзниками (Япония, Южная Корея, Австралия, Филиппины и др.) и партнёрами (Индия, Вьетнам).

В военно-политической сфере США возобновили в 2017 году четырёхсторонние военно-политические консультации между Японией, Индией, Австралией и США (так называемый QUAD). Китай принял этот формат, который, по его мнению, имел антикитайскую направленность с раздражением.

США также стали интенсивно проводить военные учения со своими союзниками Японией и Австралией. Вашингтон стал вовлекать в Индо-тихоокеанский регион (ИТР) своих европейских союзников и Великобританию. Так США добились принятия НАТО расширения «списка угроз альянсу» на Китай.

В ИТР стали двигаться военные флоты стран НАТО (Франция, Великобритания). В ИТР в 2021 году был создан ещё один военно-политический формат AUKUS на антикитайской основе. Таким образом, можно сказать, что США проецируют военно-политические силы совместно со своими союзниками вблизи китайских границ в целях сдерживания КНР.

В сферах идеологии и технологий Штаты также интенсивно сдерживают Китай.

Ситуация с идеологией усложнилась в 2020 году, когда на волне распространения коронавируса и возрастания антикитайских настроений США начали обвинять Пекин в попрании прав человека и даже в «геноциде» (в СУАР и Тибете).

После прихода в Белый дом администрации президента Байдена, которая объявила о противостоянии «авторитарных» и «демократических» стран, ценностный фактор стал играть всё более значимую роль в отношениях между США и КНР. В связи с ценностным фактором США стали вводить против КНР санкции.


США и КНР: к какой точке пришли отношения между двумя державами и что это значит для Центральной Азии?

Фото Reuters

Важным фактором в отношениях между США и Китаем является проблема инноваций и технологий. Китай за последнее десятилетие добился колоссальных результатов в этой сфере и Штаты опасаются того, что Китай перегонит их.

В связи с этим они начали активно сдерживать и «изолировать» КНР в данной сфере. Вашингтон всячески пытается огородить Китай от доступа передовых технологий, вводя санкции в отношение технологической сферы Китая, проводит совместно с союзниками экспортный контроль над передовыми технологиями.

Особенно волнуют США использование передовых технологий Китаем в военной сфере. США опасаются того, что КНР могут добиться здесь высоких результатов и поэтому одной из главных причин технологического сдерживания Китая является не допущение усиления военной мощи КНР.

В политической сфере отношения между странами также находятся на низкой точке. США обвиняют Китай в качестве угрозы «миру основанного на правилах», в агрессивном поведении по отношению к своим соседям, в давлении на «зависимых» от неё стран и др.

Особенно важной в ухудшении отношений между двумя странами является проблема Тайваня. Китай обвиняет США в нарушении принципа «одного Китая» и передачи Тайваню военной техники на огромные суммы, а также в попытках наладить контакты на официальном уровне с Тайбэем. Пик данной проблемы пришёлся на время посещения спикера верхней палаты Конгресса США в Тайвань, которое привело к интенсивным военным акциям Китая в близи границ островного государства.


США и КНР: к какой точке пришли отношения между двумя державами и что это значит для Центральной Азии?

Визит Нэнси Пелоси в ТайваньФото Taiwan Foreign Ministry

Данная ситуация является серьёзной так как может привести к эскалации вокруг Тайваня с потенциальным вовлечением в конфликт США и её союзников.

Что это всё дает государствам Центральной Азии?

Противостояние двух держав обретает глобальный масштаб и затронет все регионы на международной арене, в том числе, и регион Центральной Азии.

Но стоит отметить, что данное противостояние будет иметь разную интенсивность в разных регионах.

Основным регионом противостояния будет Индо-тихоокеанский регион, где обе державы проецируют свои военно-политические силы и пытаются вовлекать в свою орбиту региональные страны.

Что касается Центральной Азии, то здесь противостояние США и Китая будет иметь более низкую интенсивность. Это, в первую очередь, связанно с географическим расположением региона, который, во-первых, находится на отдалённом от США расположении, где Вашингтон не может вести достаточно эффективную геополитическую деятельность (как это было, например, в Афганистане, где CША не могли добиться поставленных целей).

Во-вторых, регион находится в непосредственной близости к традиционным региональным игрокам, России и Китаю, для которых важно сохранить ЦА в своей орбите и не допустить здесь значительного влияния «недружественных» этим державам игроков.

Так Россия (стратегический партнёр Китая) обеспечивает безопасность региона как на двустороннем, так и на многостороннем уровнях, что безусловно в интересах Китая, которому Россия обеспечивает безопасный тыл на северо-западе её границ.

Также страны ЦА тесно связаны с Россией и Китаем в экономической сфере, что делает регион ещё более привязанным к этим державами.

И, наконец, налажены тесные отношения на уровне элит между странами региона и Россией, и КНР. Но данные факторы не говорят о том, что регион полностью выпадает из зоны противостояния США и КНР.

США и их союзники несмотря на вышеуказанные факторы пытаются играть в регионе значимую роль. Так в сентябре текущего года США впервые провели встречу со странами Центральной Азии в формате «С5+1» на уровне глав государств в Вашингтоне, что показывает возрастание интереса Вашингтона к региону.

Это даёт странам Центральной Азии возможность использовать в своих интересах соперничество США и Китая.

Страны региона могут привлечь диверсифицированные ресурсы развития, которые, во-первых, увеличивают изобилие данных ресурсов, во-вторых, позволяют сбалансировать свои отношения с традиционными региональными державами Россией и КНР.

Но соперничество США и КНР в регионе может привести и к давлению на страны региона в выборе «стороны» в этом соперничестве. В связи с этим государствам региона и Таджикистану, в частности, важно вести гибкую внешнюю политику с упором на многовекторность и ориентацию на национальные интересы.

Этой зимой читайте нас  в Telegram, Facebook, Instagram, Яндекс.Дзен, OK и ВК

Источник