Развенчание мифов: так ли опасна АЭС в Узбекистане?

0
92
Развенчание мифов: так ли опасна АЭС в Узбекистане?

Безопасность узбекистанской атомной электростанции – один из главных вопросов на повестке дня региона. Люди поделились на тех, кто за постройку и тех, кто против. Аргументом последних является память о чернобыльской трагедии и то, как она повлияла на жизнь всего СССР и казахстанского народа в частности. Поэтому сейчас возведение АЭС в Джизакской области РУ, в 40 километрах от нашей границы, им представляется слишком рискованной затеей. Даже если все получится и в Центральной Азии появится источник максимально чистой и дешевой энергии, они считают неуместным соседство с «потенциальной ядерной бомбой».

Я часто слышу сугубо негативные оценки по проекту АЭС в Узбекистане. Но когда спрашиваю, почему у людей сложилось такое мнение, получаю странные ответы: «Это опасно для экологии!»; «У нас ведь постоянные землетрясения, все разрушится»; «Террористы устроят ядерный апокалипсис».

Подобные гипотезы не теряют своей популярности даже спустя почти 40 лет после Чернобыля. Но за это время технологии в сфере атомной энергетики продвинулись далеко вперед. Наибольших успехов в этом достигли специалисты-атомщики из России, которые и будут возводить АЭС у нашего соседа. Их станции давно эксплуатируют не только партнеры по ЕАЭС и ШОС, но и в странах НАТО, что подтверждает надежность проектов.

Российская госкорпорация «Росатом», с которой сотрудничает Узбекистан, использует в своих атомных станциях самые современные технологии – реакторы типа ВВЭР-1200, в которых установлены активные и пассивные системы безопасности, поддерживаемые 4 уровнями защиты. Энергоблоки с такими системами живут минимум 60 лет при их активной эксплуатации. Это в два раза больше предыдущего поколения энергоблоков и в 2,4 раза больше любой ТЭЦ. Конечно, их надежность проверили эксперты МАГАТЭ.

Развенчание мифов: так ли опасна АЭС в Узбекистане?

Экология превыше всего

Внимание, вопрос: сколько парниковых газов выбрасывает обычная АЭС? Варианты ответов: наполовину меньше обычной электростанции на сгораемом топливе; вдвое больше обычной электростанции; почти нисколько.

Правильный ответ: «почти нисколько». То есть так ненавистные многим АЭС практически не участвуют во всемирной гонке по сжиганию угля, нефти и газа, которое ведет к изменению климата. Для атомной энергетики требуется в 70 000 раз меньше ресурсов, чем для ТЭС одинаковой мощности. При этом у тепловых станций коэффициент полезного действия составляет 40% – то есть 60% сжигаемого топлива буквально вылетает в трубу. Более того, атомной станции нужно меньше всего места из расчета единицы произведенной энергии на единицу площади. Меньше, чем прибрежному парку ветряных электростанций, парку солнечных батарей в пустыне или угольному карьеру.

Хотя, к сожалению, абсолютно «чистой энергии» не бывает в принципе. Потому что любое производство энергии оставляет следы на планете. Здесь же главное отличие ТЭС от АЭС в том, что на тепловой станции отходы окончательно уходят в атмосферу и разрушают ее, а на атомной использованное топливо заново перерабатывают после 15-20 лет хранения. Можно только представить, сколько за двадцать лет будет израсходовано угля и газа…

Получается так, что люди, выступающие против АЭС ради экологии, готовы жить в стране (говоря о Казахстане), где почти 90% электроэнергии вырабатывается из тепловых ресурсов, особенно угля и природного газа. А это – засорение природы парниковыми газами, оксидами серы, азота и углерода.

А что касается теории о землетрясениях? Действительно, Узбекистан подвержен сейсмической активности. Но она не достигает и шести баллов по шкале Рихтера, а конструкция блоков новой АЭС, по данным инженеров, способна выдержать землетрясение магнитудой до 9 баллов. К тому же, строители подобрали почти идеальное место для возведения станции: оно изначально соответствует 14 из 15 параметров. Последний же – это подземные воды на расстоянии 6-12 метров от поверхности, и это легко решается инженерным способом. Получается, еще одна гипотеза анти-атомщиков не подтвердилась?

А что с терроризмом? Мы же близки к Афганистану, где боевые действия никогда не утихают. Возможен ли ядерный апокалипсис из-за атаки боевиков?

Конечно, людям свойственно боятся неизвестности. Вероятность теракта для многих кажется выше, чем вероятность экологической катастрофы из-за примитивных оксида серы и азота… Но доказано, что уровень терроризма в ЦАР намного ниже европейского и даже общемирового. По данным Глобального Индекса Терроризма (Global Terrorism Index), Узбекистан находится на 135 месте в рейтинге наиболее опасных в этом отношении стран. Вероятность теракта в РУ практически нулевая.

В «атомном клубе» — Франция, реализующая концепцию национальной «энергетической независимости» и получающая с АЭС чуть ли не 75% энергии. В рейтинге терроризма она на 36 месте. Ближайшие к нам соседи, у которых есть АЭС – Иран и Индия, где угроза нападения боевиков значительно выше, также активно использует электростанции «Росатома». И ни в одном из государств не было аварий на АЭС. Все дело в высоких технологиях, а также в особом правовом режиме, который повышает антитеррористическую защищенность станции.

Борьба за лидерство

Спор противников атомной энергетики и сторонников – это вечный спор идеалистов с прагматиками. В котором эмоции часто побеждают разум. Впрочем, так всегда с экологической тематикой, если мы говорим о дискуссии обывателей. В правительстве же видят главную проблему не в экологических рисках для Казахстана, а в экономической конкуренции: когда АЭС будет построена, Узбекистан начнет поставлять всем странам в ЦАР дешевую энергию и станет лидером на региональном рынке. Точно так же, как Германия закупает почти половину потребляемого газа у России, Казахстан будет вынужден закупать значительную долю электроэнергии у соседа. Ведь это выгоднее, чем содержать множество ТЭС, которые живут лишь 25 лет и на транспортировку газа и угля для которых тратятся миллионы тенге.

Сейчас Казахстан считается безусловным экономическим лидером в Центрально-Азиатском регионе. ВВП РК по-прежнему больше ВВП всех остальных четырех стран Центральной Азии вместе взятых, и составляет 181 миллиард долларов (данные 2019 года). Но когда речь идет о возможных экономических перспективах, наиболее успешный вектор развития демонстрирует Узбекистан. Экономический прирост этой страны уже не первый год превышает 5%, что выше ежегодного прироста Казахстана. А учитывая международный опыт сооружения российских АЭС, подсчитано, что один доллар, инвестированный в станцию республики, в теории принесет 1,9 доллара местным поставщикам, 4,3 доллара в ВВП страны и 1,4 доллара в бюджет в виде налоговых поступлений.

Казахстан сдает позиции из-за отсутствия конкретного плана энергетической политики. Вступить в «атомный клуб» президенту Токаеву не так давно предлагал президент России Владимир Путин, но в правительстве пока не спешат с решением этого вопроса. Так что поднимать среднеазиатскую экономику в дальнейшем будет Узбекистан. Благодаря АЭС регион станет привлекательным для иностранных инвесторов, появится больше рабочих мест (одно рабочее место на АЭС создает 10 рабочих мест в смежных отраслях), будет развиваться фундаментальная наука и образование (открытие физических университетов, таких как российский НИЯУ МИФИ). Поэтому с точки зрения макроэкономики станция необходима. И на данный момент все аргументы противников ее строительства оказались несостоятельными.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь