Зоны свободной торговли БРИКС и ЕАЭС: точки пересечения

0
188

Зоны свободной торговли БРИКС и ЕАЭС: точки пересечения

Экономическое сотрудничество стран БРИКС, с учетом расширения объединения, и зоны свободной торговли ЕАЭС с другими станами – без преувеличения, базовый ареал для формирования обширного экономического пространства. Тем более что старые институты регулирования мирохозяйственного равноправия, прежде всего ВТО, со своими задачами явно не справляются.

Следствием этого стало создание обширных зон свободной торговли, охватывающих ныне свыше половины общего числа стран мира. В них участвуют все страны-участницы ЕАЭС и БРИКС.

И одним из наиболее оправдавших себя проектов подобного рода стал Евразийский экономический союз, с первых же своих шагов охарактеризованный оппонентами как попытка некоей «реинкарнации» Советского Союза. Согласитесь, уже сама по себе эта оценка – своего рода знак качества для объединения, которое всеми силами дистанцируется как раз от попыток экономически продиктовать политику. И вряд ли кто-то будет спорить, что ЕАЭС, как нечто вроде беспрецедентной по масштабам ЗСТ – зоны свободной торговли, без опоры на такие объединения, как ШОС и ОДКБ, в политическом плане попросту не мог бы ни на что претендовать.

Напомним, что ЕАЭС формировался на базе соглашения ещё 2011 года, когда в результате кропотливой работы, продолжавшейся более полутора десятков лет, восемь бывших союзных республик – Россия, Украина, Белоруссия, Молдавия, Армения, Казахстан, Киргизия и Таджикистан – подписали договор о зоне свободной торговли (ЗСТ) СНГ. Прототипом договора было соглашение 1994 г., подписанное также Узбекистаном, Азербайджаном и Грузией. А развитие идея большой ЗСТ получила с началом работы объединения несколько иного, более конкретного характера – Таможенного союза (ТС), в который поначалу вошли только Белоруссия, Казахстан и Россия.

Сначала в трёх странах, а впоследствии и в более широком варианте случился оперативный и почти беспроблемный переход де-факто на возможность экспортировать абсолютное большинство товаров без пошлин и квот. Причём это при доброй воле участников случилось на территории, на которую, по меткой характеристике Сергея Глазьева, приходилось 90% «пирога» взаимной торговли в СНГ.

Единый таможенный тариф сразу принёс странам-участницам ТС кратный рост взаимной торговли, и после некоторого торможения в конце 2010-х гг. он все более активно продолжается в рамках ЕАЭС. И это несмотря на ужесточающиеся санкции и на необходимость постоянно на них оглядываться ряду стран ЕАЭС.

В то же время странами-партнерами РФ по БРИКС созданы к настоящему времени обширные зоны свободной торговли в составе в целом более 40 стран и предусматривающие лишь минимум ограничений в двух- и многосторонней торговле. В этой связи точками «соприкосновения» в контексте межблокового партнерства в рамках ЗСТ могут стать страны, участвующие в зонах, созданных странами БРИКС. И  одновременно  участвующие в ЗСТ с Евразийским союзом и планирующие создать такую зону. Это Вьетнам, Индия, Индонезия, Таиланд, Монголия, Сингапур. К тому же опыт самого Союза свидетельствует, что наименее болезненным и наиболее перспективным в этом отношении является как раз путь через создание, образно говоря, «коллективных» ЗСТ.

При этом, по мнению многих экспертов, каждая отдельная ЗСТ вовсе не должна полностью копировать базовую, а также остальные ЗСТ. Доведение норм той или иной зоны до уровня единых критериев, скорее всего, вопрос времени, то есть согласования этих критериев и «техники» переговоров.

Напомним в этой связи, что в настоящее время у ЕАЭС действуют соглашения о ЗСТ с Сингапуром (частично приостановленное в связи с западными санкциями), Сербией, Вьетнамом и Ираном, хотя многие условия работы последней окончательно не согласованы. В стадии переговоров, достаточно близкой к завершению, находятся проекты соглашений ЕАЭС с ОАЭ и Индонезией; предельно конструктивно продвигается обсуждение деталей ЗСТ-соглашения с Египтом. Предпереговорные консультации по той же проблематике проводятся с Таиландом, Индией и Монголией.

В то же время с Китаем процесс в этой сфере развивается постепенно. Темпы этой тенденции едва ли не в первую очередь зависят от сопряжения «Одного пояса – одного пути» с интеграционными задачами ЕАЭС в рамках конкретных соглашений по внешнеторговым, транзитным льготам, по условиям совместных капиталовложений, правилам регулирования реэкспорта и т. п. Такой подход тем более важен, так как Китай имеет с РФ, а также и с ЕАЭС соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве, которые не предусматривают взаимного снижения или отмены внешнеторговых пошлин. В то же время действуют приграничные торговые зоны с упрощенным таможенным режимом между Китаем с соседними странами Центральной Азии.

«Пояс и путь» – ЕАЭС: интеграционному сближению нужна правовая база

Означенные тенденции ныне проявляются на встречных курсах. Так, в ЮАР с 2022 г. выдвигаются предложения о создании зоны свободной торговли в рамках БРИКС. Активно развивается диалог по внешнеэкономической политике между южноамериканским блоком МЕРКОСУР и ЕАЭС, между Россией и АСЕАН, в котором почти все страны участвуют в зоне свободной торговли с Китаем. А Индонезия с Таиландом, повторим, заинтересованы в зоне свободной торговли с РФ-ЕАЭС.

Безусловно, наиболее дееспособный торгово-экономический блок, как показывает общемировая практика, возможен при наличии базиса – таможенного межгосударственного союза. Прежде всего потому, что в рамках ЗСТ нет единых требований к взаимно поставляемой и экспортируемой вовне продукции, как это требуется в ТС; в ЗСТ нет системы наднационального регулирования реэкспорта. Как и нет – тоже в отличие от ТС – единых ввозных пошлин в отношении третьих стран. Такие различия нередко приводят к торговым спорам между странами зон свободной торговли, к введению защитных внешнеторговых мер против партнеров по ЗСТ.

С учетом современных мирохозяйственных факторов, влияющих на все страны БРИКС, создание именно таможенного союза в рамках этой группы – вопрос, конечно, не ближайшей перспективы.

Важно обратить внимание еще на такую деталь. Разного рода интеграционные структуры создавались практически по всему миру. С разной долей успеха. Например, торгово-экономическое объединение стран социалистического лагеря (СЭВ), на протяжении нескольких десятилетий эффективно противостоявшее западным и прозападным блокам, деградировало, в конце концов, не столько из-за каких-то собственных дефектов, а «благодаря» политике последнего руководства СССР. В этом контексте опыт СЭВ прямо или косвенно присутствует, по крайней мере де-факто учитывается и в рамках ЕАЭС, и в сотрудничестве между странами БРИКС.

Безусловно, формирование зоны свободной торговли между Евразийским союзом и группой БРИКС не может быть «калькой» с каких-либо прежних, пусть и эффективных долговременных объединений. Но отнюдь нелишне учитывать их целеполагание, достижения и ошибки.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь