Все города Казахстана растут бесконтрольно: чем это чревато

0
76

Астана растет бесконтрольно, считает президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев. На совещании по вопросам развития столицы он распек акима столицы Жениса Касымбека за провалы в работе.

За 20 лет население Астаны выросло почти в три раза: с 500 тысяч до 1 миллиона 355 тысяч человек. Такой бурный рост столицы – только видимая часть айсберга. Казахстан быстро становится урбанизированной страной. За те же 20 лет общее население нашей страны выросло с 14,9 млн человек до 19,9 млн. При этом доля горожан выросла с 56 до 62 %.

Понятно, как растут города. Ну не может миллионный Алматы за 20 лет вырасти еще на один миллион. Город привлекает мигрантов.

Теперь разберемся, кто туда переезжает. По опыту я знаю, что это в основном молодежь. Социолог Гульмира Илеуова как-то говорила, что сначала люди переезжают в районные центры, забирают туда своих родителей. А затем едут покорять большие города.

Вот статистика роста городов и изменения доли молодежи в их населении. В 2013 году в Алматы проживало 423 тысячи молодых человек. через 10 лет их стало уже 683 тысячи.

В Астане молодежи еще больше: 10 лет назад их было 224 тысячи, сейчас – 440 тысяч. Рост в 2 раза! Сегодня каждый третий житель столицы младше 35 лет. Это один из самых высоких показателей по стране. Отсюда нехватка детских садов и школ. А динамика такова, что завтра в школах вполне могут появиться не то что классы «Ы», но классы с двойной нумерацией: и «АБ», и «АР».

А еще дальше начнутся реальные проблемы с медициной: молодежь обычно не жалуется на здоровье. Но через 20 лет, когда эти полмиллиона человек подойдут к возрасту 40+, врачей не будет хватать на всех. В будущем проблем будет еще больше.

Миграция — это всегда голосование ногами: человек таким образом показывает, что ему не нравится экономическая ситуация, внутренняя политика и общее положение дел там, где он родился. Согласитесь, ведь если все нормально, ни один нормальный человек не решится сорваться с насиженного места, где у него есть дом, работа, родные и друзья. Это очень трудный шаг. Но он решается порвать все это потому, что не видит будущего для себя.

Поэтому показатели миграции можно и надо использовать как один из параметров оценки работы местного акимата и его акима. Если из региона с населением в полмиллиона человек вдруг уехало 50 тысяч жителей, это явный знак того, что в регионе происходит что-то не то. И главным ответственным в этом что-то всегда будет глава региона.

С другой стороны, для региона, откуда люди уезжают, социальная нагрузка снижается, куда приезжает – растет. Получается такая миграционная подножка от акима, из-за которой многие руководители привлекательных для проживания регионов огребают по полной.

Вот, например, во вторник президент дал главе Астаны Женису Касымбеку год «на улучшение ситуации в городе». А косяков там много: дефицит воды, постоянные пробки на улицах, строительство новой ТЭЦ, ЛРТ, нехватка школ, детских садов и просто жилья, строительство очистителя сточных вод. А то, что «в столице ТЭЦ возглавляет юрист, РЭК – оценщик, теплотранзит – агроном, горводоканал – зоотехник», разошлось на мемы.

Алматы сталкивается с теми же проблемами, что и столица: ТЭЦ, дефицит воды, дефицит жилья и школ, пробки на дорогах.

Наверное, одинаковые проблемы порождены теми же проблемами: две столицы, на развитие которых кидают огромные деньги, становятся слишком привлекательными для жизни в глазах простых казахстанцев. Потому мегаполисы тянут людей со всей страны, как пылесосы. 

Миграцию можно рассматривать и как такую подножку между акимами. Нет человека – нет проблемы. Не надо строить для него дороги, больницы, магазины. Останутся только самые терпеливые. Красота. Зато акимам регионов, куда они приедут, головной боли и шишек прибавится. Приезжают же самые активные и голодные.

Это среднедушевые номинальные денежные доходы населения в тенге за 1 квартал 2023 года. Даже по официальным данным видно, как сильно разнятся доходы у казахстанцев в разных регионах страны. Если убрать ресурсные регионы, где средние доходы достигаются за счет высоких зарплат начальства, то бросается в глаза относительно высокий уровень жизни в Астане и Алматы. 226-230 тысяч тенге – это в полтора-два раза больше, чем во всей остальной стране. Откуда будут люди уезжать, и куда они будут стремиться?

А это срок жизни казахстанца в разных регионах страны. Видно, при всех наших проблемах, дефиците воды, жилья и медицинских услуг, при жёстких пробках и при воздухе, который можно увидеть, внезапно оказывается, что Алматы и Астана снова лучшие по условиям жизни.

И если над статистикой об уровне доходов и средней заработной плате можно смеяться, здесь ничего смешного нет. Люди рождаются, живут, умирают – это жизнь. 

Получается, что качество жизни зависит не только от чистоты воздуха – в Алмате воздух заведомо хуже, чем в Таразе или Кокшетау, но и от уровня доходов, уровня образования и медицинских услуг. В крупных городах это заведомо доступнее.

И тогда Алматы и Астана вдруг оказываются Эстонией и Хорватией, а Улытау и Караганда – Туркменией и Бутаном. Из Туркмении в Хорватию уехать почти невозможно, но из Жезказгана вполне можно перебраться в Астану. И для простого человека это будет почти одно и тоже.

Откуда люди бегут – тоже известно. Это все регионы, кроме мегаполисов: Алматы, Астаны и Шымкента. Это видно на графике внутренней миграции от Бюро национальной статистики.

Небольшое положительное сальдо миграции для Алматинской области связано, скорее всего, с выделением ее из большой, тоже Алматинской, области и переносом центра в Конаев (бывший Капшагай).

Но есть регионы, которые стали донорами для городов. Это, понятно, Туркестанская область, Жамбылская, бывшая Алматинская (сейчас область Жетысу), Кызылординская, ВКО и СКО. Но если для юга это нормально, так как они относительно перенаселены и поэтому бедны, то для более северных районов такая миграция – катастрофа. Та же ВКО за 10 лет потеряла почти десятую часть своего населения. Не в лучшем положении и Северный Казахстан.

И последнее. Все годы независимости население Казахстана прибавляло за счет села. Если в ауле нормально, когда в семье 5-7, а то и 10-12 детей, то в городе семья – обычно 2-3 ребенка.

Обретение независимости Казахстаном удачно совпало с демографической волной, которая началась в 1960-х годах, затем она прошла в 1980-х, в 2000-х. Сейчас идет четвертая волна. Теперь рост населения происходит не потому, что популярны многодетные семьи, а из-за большого количества молодых людей, вступающих в брачный возраст. Это второй фактор, который снижает демографический потенциал нации. Скорость роста населения упадет. Численно мы будем расти медленнее соседей: Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана.

Если юг у нас молодой, то север – Павлодарская, Восточно-Казахстанская, Костанайская и Северо-Казахстанская области – традиционно считается «старым». Еще лет 15 на севере страны будет происходить естественная депопуляция. Так будет отражаться естественное старение. Иначе говоря, северу грозит постепенное  обезлюживание. Уже сейчас можно ездить часами по Костанайской или Восточно-Казахстанской областям и не встретить ни одного жилого населенного пункта. А это уже проблема не выговора акиму, а национальной безопасности.

Источник