В тисках ограничений. Как общество и отсутствие условий мешают развиваться детям с инвалидностью.

0
60

В Конвенции ООН о правах инвалидов сказано, что каждый ребенок должен учиться в школе по месту жительства. Однако не каждая школа возле дома может обеспечить условия, которые необходимы ребенку с инвалидностью. Хуже этого только то, что очень часто полноценно развиваться "особенному" ребенку мешают его родные, которые идут на поводу навязанных обществом стереотипов и предрассудков.

Разбираться в проблемах развития безбарьерной среды и инклюзивного общества в Самарканде продолжает Замира Балтаева.

"Не такие, как все"

Адисе Абдуллаевой 10 лет, она появилась на свет с аномалией развития пальцев рук. В первые месяцы жизни ей требовалось срочное хирургическое лечение. Девочке сделали несколько операций – разделили сросшиеся пальчики рук. Поначалу ей было сложно держать ручку в руках. Сейчас Адиса старательно выводит прописью буквы в школьной тетради, теперь у нее получаются ровные, красивые буквы, особенно заглавные.

– Посмотри, какая красивая "А"! – радуется девочка.

– Молодец, старайся! – поддерживает мама.

Родители радуются успехам дочки. Позади столько тревог и волнений. На ручках, конечно, есть шрамы. Да и сами пальчики остались короткими. Но самое главное, что сейчас девочка умеет правильно держать карандаш, научилась рисовать и писать. Без этих навыков ей было бы очень трудно в жизни. Еще несколько лет назад никто и представить не мог, что ребенок вообще сможет писать или рисовать.

photo_2024-05-28_18-06-59.jpg
Когда девочке исполнилось семь лет родители, опасаясь насмешек со стороны сверстников решили, что она должна получать образование дома. Но, как и многие детки, Адиса мечтает пойти в школу и общаться со сверстниками. Сейчас каждый день к ним домой приходят учителя школы №7 горного Ургутского района. Девочка никогда не пропускает занятия и старательно выполняет все поручения педагога.

Такие истории деток с особенностями далеко не редкость. Несмотря на то, что дети с инвалидностью имеют полное право посещать обычные детские сады и школы в обществе все еще сильны различные предрассудки, поэтому родители опасаются стигмы и дискриминации со стороны общества и школьников. Они испытывают страх, растерянность и где-то глубоко чувство стыда за то, что "родили неполноценного малыша".

"Конечно, каждая мама старается защитить своего ребенка и оградить его от проблем. Поэтому, когда в нашей семье встал вопрос о посещении школы, я, как мать, была против. Мне казалось, что сверстники будут насмехаться над моим ребенком, указывать на увечье", – поделилась мать Адисы.

Однако спустя годы женщина поняла, что, ограничивая своего ребенка, она мешает его развития, лишая общения, возможности посещать кружки, участвовать в соревнованиях и общественной жизни школы.

"Сейчас пришло осознание того, что ребенок должен социализироваться в обществе. Думаю, что в новом учебном году исполнится мечта моей дочери, и она впервые сядет за парту", – сказала мать Адисы.

В Самаркандской области таких деток, как Адиса, получающих образование на дому, почти 2 тысячи. Для них действует специальная программа и разработан индивидуальный график занятий.

Учителям не выплачивают надбавки

Об инклюзивном образовании в Самарканде заговорили в 2014 году. В качестве эксперимента были отобраны пять городских школ, где были открыты инклюзивные классы. Это был первый шаг на пути к инклюзивному образованию.

Проект по внедрению инклюзивного образования был внедрен Европейским Союзом. Первый инклюзивный класс был открыт в школе №13 Самарканда. В рамках проекта несколько учителей школы прошли специальное обучение. Проект завершился, но детки не ушли, более того, стали приходить новые. Сейчас в школе учится 30 детей.

Концепция развития инклюзивного образования в системе народного образования в Узбекистане была принята в 2020 году. Чуть позже вышло постановление правительства, которое положило начало открытию школ с уклоном на инклюзию. С этого момента учителям таких школ должны были добавлять к заработной плате надбавки, но по факту они не выплачиваются по сей день.

Документом предусмотрена выплата – на одного ребенка с особыми образовательными потребностями в классе 10% от должностного оклада, на двух детей – 20%, на трех детей – 30%. То есть если учитель в среднем получает 5 миллионов в качестве заработной платы, то ему при наличии троих деток с инвалидностью полагается надбавка в размере свыше 2 миллионов сумов.

В школе №13 положенные законодательством надбавки не видел. Директор учебного заведения Раъно Бабаярова подтвердила тот факт, что выплат никогда не было.

Комментируя это, начальник отдела областного управления дошкольного и школьного образования Хуршид Гозиев сказал, что учителям классов инклюзивного образования надбавка за особые условия труда должна выплачиваться ежемесячно, о том, что учителя школы №13 не получают надбавку, он не знал. Он пообещал разобраться в проблеме и выплатить учителям положенную им надбавку за все эти годы.

Сейчас в области насчитывается 22 школы с инклюзивными классами, три из которых расположены в городе. Общее количество детей, охваченных инклюзией, – 40 человек. Конечно, это мизерный показатель по области, который говорит о том, что в инклюзивном образовании есть пробел, и многие детки, обучающиеся в школах, просто не учитываются, возможно, чтобы учителям не выплачивать денег.

Хотелось бы, чтобы Министерство дошкольного и школьного образования вязло под контроль эту проблему, чтобы каждый учитель получал положенную им надбавку.

Статус – не гарант наличия условий

Говоря о статусе инклюзивных классов, мы представляем школы, в которых дети, имеющие нарушения здоровья, могут не только получить полноценное образование наравне со всеми, но и имеют специальные условия – перепланированные учебные помещения, специальный санузел, адаптированный учебный класс, измененная методика преподавания.

Но по факту и здесь есть свои недочеты. К примеру, в школе №81 Самарканда, которая была построена в 2021-2022 годах и имеет статус инклюзивной, нет специальных условий. В частности, отсутствует специальный санузел, а узкие дверные проемы не соответствуют стандартам, при которых ребенок в инвалидной коляске может беспрепятственно передвигаться по школе. Единственное отличие от остальных школ – это наличие пандусов, которые установлены прямо у входа в учебное заведения.

Подобное образование сложно назвать инклюзивным, это скорее всего интеграция, при которой ученики с особыми потребностями обучаются в обычных учебных заведениях и адаптируются к системе образования, которая остается неизменной.

"Конечно, когда мы осуществляли прием деток с инвалидностью у нас, был страх, мы не знали как ребенок адаптируется в общество, как его примут одноклассники, как он будет учиться в обычном классе. Переживали и родители учеников", – признается директор школы Аловиддин Очилов.

Но все эти переживания остались позади, и социализация учеников прошла успешно. В пример он привел ученика с отклонениями слуха и речи, после операции кохлеарной имплантации (хирургическое восстановление слуха) мальчик начал разговаривать с одноклассниками.

"Еще в начале учебного года он избегал общения со сверстниками. Сейчас он один из активных учеников, который любит делать подделки из подручных средств и участвует в различных конкурсах. Говоря об инклюзивном образовании, хочу отметить, что каждый ребенок имеет право получать качественное образование на территории, где проживает. Ему не обязательно ездить в специализированные общеобразовательные учреждения или искать школу со статусом инклюзии. В Конвенции ООН о правах инвалидов, сказано, что каждый ребенок должен учиться в школе по месту жительства, для этого ему должны создать равные условия", – рассказал Очилов.

Вдали от дома

Среди деток с особенностями в развитии есть и те, кто ходит в специализированные школы-интернаты, их в Самаркандской области семь. Эти учебные заведения посещают почти 2,2 тысячи детей школьного возраста, нуждающихся в специальных условиях.

В основном, это слабовидящие дети и те, кто отстает в умственном развитии. Для них создаются специализированные профессиональные образовательные учреждения различных типов с соответствующими условиями для получения среднего специального и профессионального образования. Обучение в школах-интернатах осуществляется в соответствии с государственными образовательными стандартами на основе специальных учебных программ.

Специализированные школы-интернаты для детей с различными формами инвалидности по принципу разделения их от детей без инвалидности остались нам в наследие от предыдущей эпохи.

Очевидно, и у этого типа образования есть значительные недостатки. Один из главных – число таких школ-интернатов ограничено, и дети, проживающие в удаленных районах, вынуждены находиться вдали от своих семей в интернатовских общежитиях. Как бы качественно ни был поставлен учебный процесс, проживание вдали от дома может оказать отрицательное влияние на психическое развитие и воспитание детей.

Возможно, создание в общеобразовательных школах условий для детей с инвалидностью послужит экономии бюджетов и развитию инклюзивного образования за счет средств, направляемых сейчас на спецшколы. Например, не будет потребности в специализированных школах-интернатах, если в общеобразовательных школах дети с нарушениями зрения будут обеспечены учебниками на основе азбуки Брайля и специальными приспособлениями.

Говорить о каких-либо результатах и успехах в развитии инклюзивного образования, пока не приходится. Однако, обвиняя систему образования, вряд ли можно полностью решить проблему социализации деток в обществе. Очевидно, что эту работу должны проводить и сами граждане.

К сожалению, в обществе все еще живут стереотипы в отношении людей с инвалидностью, что оказывает негативное влияние на развитие системы. Поэтому чем толерантнее будет становиться общество, тем легче будет реализовывать программы. А главное – тем проще будет детям находить общий язык с внешним миром вне зависимости от своих особенностей.

Источник