Отвели удар: чем обернулись антироссийские санкции для казахстанских компаний?

0
85

Отвели удар: чем обернулись антироссийские санкции для казахстанских компаний?

Приближается годовщина военного вторжения России в Украину, которое фактически сломало архитектуру международной безопасности и кардинально изменило мировую экономику. Помнится, ещё в начале конфликта отечественные эксперты рисовали сценарии один мрачнее другого, прогнозируя, что антироссийские санкции рикошетом ударят по казахстанскому бизнесу. Думается, сегодня уже можно оценить реальные их последствия, а именно какие сферы отечественной экономики пострадали в большей степени, а какие, наоборот, оказались в выигрыше? И есть ли вероятность того, что в будущем наш бизнес все-таки попадёт под серьёзное санкционное давление?

Нурбек Искаков, аналитик компании Esperio:

«Всем отраслям придётся заниматься жонглированием»

– Негативное влияние антироссийских санкций заметнее всего коснулось потребительского сектора Казахстана. Провал валютного курса в феврале-марте прошлого года и последовавший за ним всплеск инфляции (особенно подорожали импортные товары), с которым Национальный банк так и не смог совладать, привёл к существенному падению темпов роста объёма розничных продаж в Казахстане с 6,5% в 2021 году до 1,0% в 2022-м.

Помимо ритейла, к числу наиболее пострадавших можно отнести и отдельные сектора обрабатывающей промышленности республики. Так, производство основных фармацевтических продуктов в 2022 году сократилось на 10,3%, а мебели – на 10,7% в сравнении с показателями 2021-го.

По всей видимости, основной причиной спада стал санкционный обрыв производственно-логистических цепочек. Показательной здесь может быть история с казахстанским McDonald's, который с ноября прошлого года прекратил работу своих заведений из-за запрета материнской компании на покупку фарша для котлет из России. К сожалению, казахстанский франчайзинг так и не смог найти замену российским поставщикам, так что ему пришлось вернуться к работе лишь в начале 2023 года и отказаться от использования названия McDonald's.

Есть ещё ряд отраслей и отечественных предприятий, которые по итогам 2022 года показали слабую или даже негативную динамику. К ним можно отнести почти весь добывающий сектор, черную металлургию, производство резиновых и пластмассовых изделий – их производственные индексы снизились. Однако вычленить именно санкционную составляющую здесь крайне сложно, поскольку, помимо негативного влияния антироссийских ограничений, замедляющее воздействие на всю экономику РК в прошлом году оказывал циклический спад в темпах роста всей мировой экономики, никак не связанный с санкционной историей.

В каждом случае, конечно, нужны свои антикризисные решения. Допустим, потребительскому сектору может помочь только лишь возврат реальных доходов граждан на траекторию роста. А для этого необходимо справиться с высокой инфляцией, которая снижает их покупательную способность. Нацбанк предпринимает соответствующие антиинфляционные действия, но пока их недостаточно.

В фармацевтике, мебельном производстве и других схожих отраслях можно нивелировать негативный эффект от санкционного воздействия, например, за счёт локализации производства. И мы видим, что крупные фармацевтические предприятия вроде AstraZeneca уже проявляют интерес к строительству мощностей в Казахстане. Однако пока замедление мировой экономики не закончится, говорить о возвращении к высоким темпам роста в нашей стране не приходится.

Позитивных последствий для экономики Казахстана от антироссийских санкций было точно не меньше, чем негативных. В прошлом году банковский сектор РК ощутил мощный прилив российских денег, который помог ему нарастить прибыль на 13,7%. А отечественный транспортный сектор перевёз грузов, багажа и грузобагажа на 46% больше, чем в 2021-м, и КНР тут не причём, если учесть, что большую часть 2022 года китайская экономика была «закрыта» на карантин.

Интересно, что одновременно с этим во внешнеторговых отношениях Казахстана доля России в 2022 году сократилась с 24,2 до 19,3%. Можно подумать, что прирост наших грузоперевозок не связан с РФ, однако если мы посмотрим на изменения в торговых отношениях РК с азиатским регионом, то окажется, что именно в этом направлении и произошло увеличение показателя на схожую величину с 32,6 до 36,5%, в том числе с Турцией и Китаем. Это и есть изменение логистики поставок из России и в Россию, о котором так много говорили в течение прошлого года, и казахстанский бизнес, судя по результатам, смог зацепиться и стать одним из основных бенефициаров этого процесса.

Кроме того, можно отметить очень позитивную динамику в ряде обрабатывающих отраслей РК. Производство компьютеров, электронной и оптической продукции дало прибавку в 7,7% против роста на 2,3% в 2021-м. Выросли и объёмы выпуска электрического оборудования на 22,2% против снижения на 1,0% за предыдущий год. Высокие темпы роста также удержало производство автотранспортных средств, трейлеров и полуприцепов.

Все эти отрасли были в антироссийском санкционном списке – по ним Запад и наносил удары на протяжении всего 2022 года. Так что примерно в той же мере, в какой они понесли урон в РФ, им была оказана поддержка в партнёрских для российской стороны государствах. В том числе и в виде сохранения высокой позитивной динамики в указанных отраслях отечественной экономики.

Отдельно стоит сказать об иностранном бизнесе, который в спешке релоцировался из России в Казахстан, особенно из IT-сектора. Важно понимать, что крупные компании из капиталоёмких отраслей, которые, прежде всего, и нужны казахстанской экономике, не принимают столь быстрых решений. Это значит, с теми, кто пришёл, нужно очень интенсивно работать, чтобы после стабилизации ситуации в Украине (а рано или поздно мир всё равно наступит), они с такой же лёгкостью не ушли обратно или в другие локации.

То есть, делать крупную ставку на релокантов было бы не очень правильно. Их, конечно, нужно всеми силами мотивировать к инвестициям в РК, но при этом необходимо быть дальновиднее и концентрироваться на развитии своих кластерных зон (IT, автопром, финтех, фармацевтика, электроника и прочих) отечественными компаниями.

Задача у казахстанского бизнеса сейчас только одна – с минимальными потерями пройти циклический спад в экономике. К сожалению, увернуться от сокращения спроса на свою продукцию и снижения доходов в 2023 году вряд ли кому-то удастся. Всем отраслям придётся заниматься жонглированием: с одной стороны, искать пути сохранения положительной маржинальности, а, с другой, присматривать подходящие объекты для поглощения. И того, кто в этом цирковом искусстве окажется наиболее успешен, в 2024-2025 годах будет ждать выход на траекторию роста экономики с большими возможностями для расширения доли рынка и наращивания прибыли.

Александр Юрин, независимый экономист:

«Проблемы были обусловлены преимущественно внутренними факторами»

– В середине прошлого десятилетия в Казахстане сложилась довольно своеобразная традиция, когда негативные тенденции в экономике страны объяснялись представителями государства и всевозможными экспертами разговорного жанра влиянием антироссийских санкций. Однако в большинстве случаев при детальном ознакомлении с ситуацией выяснялось, что проблемы были обусловлены преимущественно внутренними факторами и ошибочными решениями казахстанских властей.

После начала боевых действий в Украине и последовавшего расширения санкций в отношении России в отечественной медийной сфере неоднократно озвучивались прогнозы о чуть ли не катастрофическом их влиянии в будущем. Однако эти прогнозы не оправдались. Согласно данным Бюро национальной статистики, по итогам 9 месяцев 2022 года казахстанская экономика продемонстрировала 3-процентный реальный рост по сравнению с аналогичным периодом 2021-го, причём позитивная динамика наблюдалась в подавляющем большинстве отраслей.

Частным следствием антироссийских санкций стал рост мировых цен на энергоносители, который позитивно отразился на казахстанском платёжном балансе. По предварительным оценкам Национального банка РК, по итогам 2022 года профицит счёта текущих операций составил 6,26 миллиарда долларов, в то время как в 2021-м сальдо текущего счёта было отрицательным и составило минус 7,86 миллиарда долларов.

Очередной пакет санкций сам по себе также вряд ли окажет существенное негативное влияние на отечественную экономику в целом. Что касается вторичных санкций, то ни одна казахстанская компания пока не подпала под их действие, и имеются все основания полагать, что они и в дальнейшем не станут существенной угрозой для нашей экономики.

Андрей Чеботарев, финансовый аналитик:

«Показательно накажут небольшие компании, чтобы припугнуть остальных»

– В отношении России с начала агрессивной оккупационной войны против Украины постоянно вводились санкции, и достаточно жесткие. К 24 февраля готовится очередной, уже десятый пакет, в который может быть включено эмбарго на импорт в ЕС российского урана. А это прямая угроза для Казахстана, поскольку компания Uranium One, входящая в «Росатом», участвует в совместных уранодобывающих предприятиях «Казатомпрома». Уже появилась неофициальная информация, что национальная компания ведёт с Китаем переговоры о продаже российской доли.

Если смотреть в целом, то из секторов казахстанской экономики в большей степени от антироссийских санкций пострадал банковский. За год страну покинули крупные кредиторы – «Альфа-банк» и «Сбербанк». Первый был куплен и полностью поглощён «Банк ЦентрКредитом». Второй превращен в «Береке банк». Разве что продолжает работать ВТБ, но, находясь под блокирующими санкциями, он попросту неспособен никого кредитовать.

Что касается прогнозов, то вряд ли Казахстан попадёт под серьёзные вторичные санкции – не вижу для этого никаких оснований. К тому же в мировой истории ещё не было подобных прецедентов. Даже когда страны Запада вводили санкции против ЮАР, то прекрасно понимали, что, если они затронут соседние страны, то те просто погибнут от голода. Похожая ситуация с Казахстаном, который сильно зависит от торговли с Россией и другими странами, поэтому в случае вторичных санкций может попросту прийти в упадок. Тем более в этом нет смысла, учитывая, что мы не участвуем в войне, не поддерживаем её и не признаём аннексированные территории. Скорее всего, будет как в Узбекистане – показательно накажут небольшие компании, чтобы припугнуть остальных…

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь