Обиженные всех стран соединяются

0
242

Что общего между кыргызами, казахами, бурятами, тувинцами, калмыками? Прежде всего, конечно, – азиатское происхождение, похожие языки и элементы культуры. Но с недавних пор эти народы объединяют ещё и так называемые гражданские активисты, убеждённые в том, что все они в прошлом (да и в настоящем) – покорные рабы Российской Империи. Активисты сбиваются в стаи и занимаются деколонизацией.

В Кыргызстане братья и сёстры деколонизаторы сплотились вокруг лидеров молодёжного гражданского движения «Баштан Башта».

Кто они?

Алия Суранова – кыргызская журналистка, выпускница Американского университета в Центральной Азии. Из интервью с ней: «Я училась в школе в Бишкеке, это был конец 90-х годов. Тогда очень сложно было учить английский язык. Брали в библиотеке какие-то книги на английском, слушали любимых американских исполнителей… Я всегда твердила, что я уеду в Америку. Всё время просила Бога: Боженька, как же я хочу в Америку! В 11 классе всё-таки улетела. Этот день был самым счастливым днём в моей жизни. В Америке стёрлись и разрушились все шаблоны, которые были у меня в голове…» 

Обиженные всех стран соединяются

Айдай Айдарова – кыргызская журналистка и активистка. Из интервью: «После восьмого класса поступила в Республиканский кыргызско-турецкий лицей. Как-то одноклассница затащила меня на волонтёрские акции, так я вовлеклась в общественную жизнь Бишкека. Параллельно продолжала учить английский. В 11 классе я училась в городе Форт Коллинз, штат Колорадо. Потом подала заявку в частный университет на факультет бизнес-управления в Сингапуре. Из-за пандемии пришлось продолжить обучение в онлайн-формате, потом удалось поступить в Ближневосточный технический университет в Турции…» 

Обиженные всех стран соединяются

Диана Кудайберген – казахская «социологиня», «авторка» книг о деколонизации. Она же «профессорка» Кембриджского университета. Из биографии: «Её книга «На пути к национализирующим режимам» основана на докторских исследованиях и посвящена подъёму национализирующих режимов на постсоветском пространстве после 1991 года. Книга издана в Университете Питтсбурга в 2020 году». 

Обиженные всех стран соединяются

Камила Смагулова – политолог из Казахстана. Послужной список: «2021-2022 гг. – стипендиат-нерезидент Института европейской политики (Берлин); 2022 г. – приглашённый научный сотрудник Грузинского фонда стратегических и международных исследований; 2022 г. – приглашённый научный сотрудник программе мониторинга «Европа – Центральная Азия», Гронинген, Голландия.

Анна Зуева – «расследовательница» из Бурятии, «вице-президентка» фонда «Свободная Бурятия». Из интервью: «Таких журналисток в Бурятии немного. Я являюсь корреспондентом разных независимых медиа. В какой-то момент я поняла, что из России нужно уезжать». Уехала она, собственно, в Эстонию. А уж оттуда выбралась в Кыргызстан – специально чтобы поучаствовать в передаче про необходимость деколонизации. 

Обиженные всех стран соединяются

Данхаяа Ховалыг – «деколониальная активистка», писательница, феминистка из Республики Тыва. Родом из Кызыла, но до начала СВО восемь лет жила в Москве. Сейчас, как и положено активисткам такого рода, проживает в Берлине. Из официальной биографии: «Создала подкаст «Говорит Республика», в котором идёт рассказ о шести национальных республиках РФ – Калмыкии, Бурятии, Тыве, Саха (Якутии), Хакасии и Алтае. О ксенофобии, пропагандистских нарративах, культе Шойгу в Тыве и деколониальном активизме». Не менее активно Данхаяа последнее время сотрудничает с кыргызскими деколонизаторами и с удовольствием участвует в различных передачах-говорильнях на эту тему. 

Обиженные всех стран соединяются

Объединяет всех этих людей, таким образом, не только активная нелюбовь к России и Советскому Союзу, но и такая же активная привязанность к Западу и всему, что с ним связано.

О чём они?

Во-первых, о русском мире. Один из видеороликов, снятых движением «Баштан Башта», посвящён именно ему. Тому самому русскому миру, в котором, по мнению азиатских активистов, им нет места.

Айдай Айдарова: «Часто разговоры о русском мире являются предвестниками военных действий Кремля. Кремль пользуется идеологией русского мира для достижения военных целей. Что это вообще такое – русский мир? Есть ли какое-то более-менее чёткое понятие?»

Собеседницы отвечают, что, говоря «русский мир», никто сейчас не имеет в виду что-то абстрактное, имеющее прямое или косвенное отношение к России и к русским. Имеется в виду якобы нечто совершенно другое. В частности – шовинистские идеи о российском превосходстве, которые якобы тесно перекликаются с идеями Гитлера о чистоте арийской расы и мировом господстве. «Когда мы слышим о русском мире, мы не думаем о культуре, о Чайковском, например, а думаем в первую очередь о бритых людях в тяжёлых ботинках, которые убивают студентов, потому что они выглядят не так».

Бред? Да. Но не для тех, кто на полном серьёзе обсуждает общие для всех азиатов проблемы «русского мира».

«Мне очень трудно сказать, что такое русский мир, – подключается к разговору тоже заехавший на огонёк в Бишкек грузинский деятель Малхаз Салдадзе. Единственный из всех участников дискуссии имеющий представление о Советском Союзе, потому что он там родился. – Нас приучали к идее, что русские – это старшие братья. Но Советского Союза давно уже нет. Когда говорят «русский мир», с моей точки зрения это выглядит как оживление формулы старшего брата внутри России».

Обиженные всех стран соединяются

Данхаяа Ховалыг на радость обиженным Россией кыргызским друзьям и подругам говорит о русском шовинизме. О том, как тяжело ей, тувинке, жилось в Москве. Её называли чуркой, чучмечкой, понаехавшей – совсем как представительницу Кыргызстана. «Наши регионы приносят больше всего денег как ресурсные придатки, как один из основных источников экономического богатства страны. Поэтому Кремль очень боится роста национального самосознания в этих республиках».

Тувинскую активистку поддерживает единомышленница из Бурятии (точнее, уже из Эстонии) Анна Зуева. И обе они легко находят общий язык с Дианой Кудайберген из Астаны (а на самом деле из Кембриджа) и насквозь проамериканскими кыргызстанками. Главный тезис: «Мы – такие же, как вы. Над нами тоже издевается Россия, не считая нас за людей и проводя неоколониальную политику. И нам всем вместе надо бороться с русским шовинизмом за общее счастливое будущее».

Говорят они и о российской пропаганде – в частности, о том, на кого она нацелена в Кыргызстане, как работает и разрушает «национальную идентичность». По мнению местных и заграничных «экспертов», российская пропаганда в Кыргызстане направлена главным образом на старшее поколение, рождённое в СССР и воспитанное «в ненависти к Западу». А также на тех – относительно молодых граждан – которые по каким-то неведомым причинам недолюбливают Америку. Наконец, третья группа – семьи, в которых есть работающие в России трудовые мигранты.

Молодые деколонизаторы вглубь не копают. Не пытаются разобраться, что «не так» с молодёжью, негативно настроенной по отношению к Западу, и потому подверженной «российской пропаганде». А ответ можно найти в комментариях: «Запад не любят, потому что там поддерживают и развивают нетрадиционную ориентацию и открыто говорят о том, что население Земли нужно сократить. Народ не тупой, народ долго за нос водить не получится».

И уж совсем никого из юных деколонизаторов не волнует, откуда же в России столько трудовых мигрантов из Азии, семьи которых на стороне кормилицы – Российской Федерации.

Главное – напугать

«Первый ярый махровый расизм я встретила в Иркутске. Там нужно было сдавать кровь в поликлинике. Захожу в кабинет, там сидит старшая медсестра. Берёт венозную кровь и говорит мне: «А чё это у тебя такая фамилия? Ты живёшь в России, значит, фамилия у тебя должна быть Иванова». Берёт пробирку, разбивает её специально об пол и громко говорит: «Посмотрите на неё! Посмотрите на эту бурятку… Праматерь-перематерь, свинья не свинья»… Такой ужастик от имени якобы некой бурятки рассказывает Данхаяа Ховалыг.

Кыргызские деколонизаторши (например, живущая в России Аида Сасыбаева) тоже любят рассказывать подобные ужасы Советского Союза (при котором они, собственно, говоря, если и успели пожить, то совсем чуть-чуть). О том, как говорящих на своём языке кыргызов во Фрунзе с позором выкидывали из автобуса, не продавали им хлеб, пока не заговорят по-русски, и за то же самое – за разговор на родном языке – сажали в тюрьму без суда и следствия.

Страшилки рассчитаны на тех, кому сейчас максимум тридцать. Кто в принципе не умеет критически мыслить и анализировать факты. Человек же с более-менее развитыми аналитическими способностями сразу распознает фейк и лишь посмеётся над не очень талантливыми выдумками.

На самом деле всё это не так уж и смешно.

Источник