Мятежный Каракалпакстан: из глубины веков до наших дней

0
33

Мятежный Каракалпакстан: из глубины веков до наших дней

События в Каракалпакстане, где люди вышли на массовые митинги в знак протеста против попытки центральной власти ограничить права этой автономной республики в составе Узбекистана, вызвали живой отклик в нашей стране. Ведь каракалпаки – не только наши исторические соседи: это едва ли не самый близкий к казахам и в генетическом, и в языковом отношении народ. К тому же там проживает большая казахская диаспора – порядка 290 тысяч человек.

Исход на юг

Как утверждают историки, в средние и даже в поздне-средние века каракалпаки жили в среднем и нижнем течении Сырдарьи (в основном на территории современной Кызылординской области), то есть непосредственно рядом с казахами, занимались отгонным животноводством, орошаемым земледелием и рыболовством. География их расселения стала меняться после джунгарского вторжения в 1720-х годах: часть этноса оказалась в подчинении у завоевателей, а большинство, теснимое в том числе казахскими родами, которые в результате нашествия с востока тоже были вынуждены искать «жизненное пространство», ушло южнее, к руслу Жанадарьи.

Эта река в те времена, ответвляясь от Сырдарьи в районе нынешней Кызылорды, уходила на юго-запад, пересекала Кызылкумы и впадала в Аральское море. Её протяженность достигала почти триста километров, по пути она образовывала протоки, озёра, подпитывала тугайные и камышовые заросли. Иначе говоря, создавала своего рода оазисы. Но затем Жанадарья начала пересыхать, о чём свидетельствует и тот факт, что к 1820-му году она перестала доходить до Арала.

Возможно, именно это обстоятельство вынудило каракалпаков в конце 18-го века переселиться ещё дальше на юг, в дельту полноводной Амударьи. Так они оказались на территории Хивинского ханства. В первой половине следующего столетия каракалпаки не раз поднимали восстания против центральной власти. Наиболее известные из них – это те, которые возглавляли Айдос-би (в 1827-м) и его племянник Ерназар (в 1855-м).

А ещё через три десятка лет, в 1873-м, народ оказался разделённым. В тот год российские войска под командованием генерал-губернатора Туркестанского края Константина фон Кауфмана в результате хивинского похода подчинили себе ханство. После этого был заключён Гендемианский мирный договор, согласно которому территория на правом (северном) берегу Амударьи отошла к Российской империи, а левобережье осталось за Хивой, признавшей себя вассалом России, но сохранившей суверенитет в решении внутренних вопросов. Кстати, одним из условий договора была ликвидация рабства, которое тогда там процветало: хан обязался «уничтожить на вечные времена рабство и торг людьми».

Согласно результатам первой всероссийской переписи 1897-го, в империи на тот момент насчитывалось 104 тысячи человек, назвавших родным языком каракалпакский. Подавляющее большинство их, 93 тысячи, проживало в Амударьинском отделе Туркестанской области, то есть на правобережье. Они составляли около половины населения этой административной единицы, а другими крупными этносами были казахский и узбекский – соответственно 47 и 34 с половиной тысяч. Какой была численность каракалпаков на левом берегу, в Хиве, сказать сложно, поскольку это ханство не было охвачено переписью.

В конце 1924-го в результате национально-территориального размежевания в Средней Азии была создана Каракалпакская автономная область, вошедшая в состав Казахской АССР, которая, в свою очередь, стала частью РСФСР. Эта новое образование объединило земли, ранее относившиеся к Амударьинской области Туркестанской АССР и к Хорезмской социалистической советской республике, существовавшей с 1920 года на территории бывшего Хивинского ханства. Иначе говоря, после полувековой разобщённости каракалпакский народ снова воссоединился в рамках одного региона, а заодно получил собственную автономию. При этом в новой области его доля составляла менее 40 процентов. Конечно, больше, чем доля двух других многочисленных этносов – казахов и узбеков (соответственно 28 и 27 процентов), но не столь уж существенно.

В советские годы

Пребывание Каракалпакской АО в составе Казахской АССР было далеко не безмятежным. В апреле 1926-го Аллаяр Досназаров, который фактически возглавлял область (в должности первого секретаря обкома партии), но затем был отстранён, написал Сталину пространное письмо. В нём есть такие строки:

«При нацразмежевании я попал под влияние Ходжанова, хорошо не обдумывая об экономическом, историческом положении своей народности, без ведома и согласия населения согласился на присоединение Кара-Калпакии к Казакстану. Это была моя грубая ошибка, которую я считаю необходимым исправить сейчас… С момента этого до сего времени имеется и развивается национальная вражда, ибо их политика, т.е. политика казаков показывает план последствия колонии Кара-Калпакского народа… Одним из мотивов отстранения меня от работы еще является то, что они боялись, что я на съезде поставлю вопрос об отделении Кара-Калпакии от Казакстана и я действительно хотел поднять этот вопрос на съезде… Желает ли Кара-Калпакский народ остаться в составе Казакстана? Я знаю, что он этого не желает».

Сыграли ли это письмо, разногласия между политическими элитами Каракалпакской автономии и Казахской АССР, а также настроения, царившие в области, какую-то роль при принятии решения о её дальнейшей судьбе, сказать сложно. Но как бы то ни было, в 1930-м она перешла в непосредственное подчинение РСФСР. Через два года её статус повысили до автономной республики, а в конце 1936-го, когда принималась новая советская Конституция, она была передана в состав Узбекской ССР.

На протяжении всего советского периода этнический состав населения Каракалпакстана оставался стабильным: каракалпаки – 32-33, узбеки – 28-30, казахи – 27-28 процентов (доля остальных была незначительной). И руководителями республики назначались представители именно этих трёх народов. Предпоследним среди первых секретарей обкома партии, то есть фактически глав автономии, был уроженец Северо-Казахстанской области Какимбек Салыков, занимавший этот пост в 1984-89 годах. Причём до своего назначения он никогда там не работал. Его знают и как неплохого поэта, писавшего на родном казахском языке и издавшего несколько стихотворных сборников.

Интересно, что Салыков руководил Каракалпакстаном в тот период, когда в соседней Кызылординской области обком партии возглавлял его земляк, близкий друг и единомышленник Еркин Ауельбеков. А потому с середины 1980-х годов экономические, культурные и другие связи между двумя регионами, поддерживавшиеся на протяжении предыдущих десятилетий, ещё больше укрепились. Поездки делегаций чабанов и рисоводов, концертных групп были частыми событиями. Объединила жителей Каракалпакстана и Кызылординской области и общая беда – гибель Арала, который прежде был и кормильцем, и «транспортным коридором»: по нему из Аральска в Муйнак (портовые города соответственно на севере и юге моря-озера) и обратно ходили суда. К сожалению, после распада СССР эти контакты, по сути, прервались.

Ошибка президента

После обретения Узбекистаном независимости Каракалпакская АССР была преобразована в Республику Каракалпакстан. Согласно Основному закону страны, эта республика имеет статус суверенной, а статья 74 прямо говорит о её праве на выход из состава Узбекистана, для чего на территории самого Каракалпакстана должен быть проведён всенародный референдум. Это принципиально важный момент: например, в случае с Крымом для его выхода из состава Украины, согласно Конституции, недостаточно было волеизъявления только населения полуострова – требовалось получить (через референдум) согласие всего украинского народа. Поэтому, несмотря на присоединение Крыма к РФ, сейчас у Украины имеются весомые юридические основания требовать его возвращения.

Видимо, именно данное обстоятельство сподвигло нынешнее узбекское руководство и конкретно президента Шавката Мирзиёева на решение исключить из Конституции нормы, наделившие Каракалпакстан статусом суверенной республики и правом на выход из состава Узбекистана. Тем более что после событий 2014-го в Крыму сепаратистские настроения внутри каракалпакского населения усилились – хотя, как утверждают люди, знающие ситуацию в этой автономии, их нельзя назвать превалирующими. Кстати, среди приверженцев идеи отсоединения есть и такие, кто призывает к вхождению в состав Казахстана.

Недовольство жителей Каракалпакстана подпитывается, прежде всего, сложными социально-экономическими условиями. Это в общем-то депрессивный регион, и люди считают, что центр не уделяет ему такого же внимания, как «узбекским» областям, ограничивает в субсидиях и не особо стремится помочь его населению. В поисках лучшей жизни многие уезжают в другие страны, в том числе и в нашу. Скажем, среди примерно 150 тысяч оралманов, переселившихся в Мангистаускую область за годы независимости, подавляющее большинство составляют как раз таки бывшие жители Каракалпакстана. И это только в один регион Казахстана. Этнических каракалпаков к нам тоже приезжает немало. Возможно, в официальной статистике это не находит отражения, но, как говорят сведущие люди, многие из них записываются казахами. Мы уже не говорим про трудовую миграцию в Россию.

А инициатива с конституционными изменениями стала своего спичкой, поднесённой к фитилю. Начались массовые волнения, центр взялся за подавление протестов. И, в конце концов, Шавкат Мирзиёев, видимо, осознав, что допустил ошибку, 2 июня прилетел в Нукус и на заседании Жокаргы Кенеса (парламента) сообщил, что с учётом мнения жителей автономной республики считает необходимым оставить её правовой статус без изменений. От также признал наличие жертв как среди участников протеста, так и среди сотрудников правоохранительных органов, при этом, правда, не озвучив их число.

Удастся ли ему окончательно успокоить ситуацию – пока ещё большой вопрос…

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь