Как растут города Узбекистана и правильно ли они растут

0
45

Как растут города Узбекистана и правильно ли они растут

Города Узбекистана разрастаются, занимая все больше территорий. Низкая плотность населения, проживающего в частных домах, обеспечивается застройкой пахотных земель и несет угрозу благополучию жителей. Почему города Узбекистана растут неправильно – в обзоре отчета Всемирного банка.

Почти треть мирового ВВП сосредоточено в городах, где проживает немногим более половины населения планеты. Благополучие городов притягивает сельских жителей. В местах скопления большого количества людей больше идей и коммуникации между ними, больше услуг и денег. Кроме того, города предоставляют более качественный уровень образования, медицины, общественного транспорта, развлечений и лучшую обеспеченностью базовой инфраструктурой – электро-, водо-, теплоснабжением, канализацией.

Эти стимулы мотивируют сельское население перебираться ближе к городам. Однако в городах Узбекистана, согласно данным ООН на 2018 год, проживает чуть более половины населения страны. Это относительно низкий показатель по сравнению со странами с аналогичным уровнем развития, отмечается в отчете Всемирного банка "Время пришло: Как Узбекистану использовать урбанизацию как двигатель устойчивого развития?"

В 2018 году президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев отмечал, что уровень урбанизации страны еще ниже и составляет 35,5%. Это показатель 2014 года, и согласно отчету ООН, он ниже среднего значения для Азии (48%) и даже Африки (40%).

"Если не заняться этим вопросом, наши кишлаки совсем придут в упадок", – подчеркивал глава государства. Он поручил довести уровень урбанизации до 60% к 2030 году, развивая не только столицу и областные центры, но и города и поселки регионов.

Урабнизация представляет огромные возможности для развития Узбекистана. Рост городов может повысить экономику всей страны и улучшить условия жизни населения. Экономисты Бехзод Хошимов и Нуриддин Икромов рассказывали, что любое производство товаров и услуг становится эффективнее за счет увеличения масштабов. Масштаб производства легче увеличить в местах плотного проживания людей из-за большей доступности потенциальных работников, которые могут занять рабочие места на производствах.

Фото: Евгений Сорочин / "Газета.uz".

Реклама на Газета.uz
Города облегчают предприятиям найм специалистов, логистику, процесс совершения сделок, ведение бизнеса. Некоторые виды деятельности выгодны лишь в больших городах. Концертные залы, выставочные комплексы окупаются при высокой плотности населения. Кипящая жизнь городов приносит больше налоговых поступлений в бюджет и способна наращивать общественные блага для своих жителей.

Глобальный опыт показывает, что низкий уровень урбанизации свидетельствует не о том, что сельское население не хочет перемещаться в города, ведь людям свойственно стремиться жить лучше и благополучнее. Это, скорее, сигнал о препятствиях на пути людей в центры экономического развития.

Специалисты Всемирного банка провели исследование причин неэффективной урбанизации в Узбекистане и барьеров для устойчивого роста экономики городов. "Газета.uz" приводит краткий обзор отчета "Время пришло: Как Узбекистану использовать урбанизацию как двигатель устойчивого развития?"

Как растут города Узбекистана?
С 1960-х годов по 2008 год процесс урбанизации в Узбекистане протекал быстрее, чем в Казахстане, Таджикистане и Кыргызстане. Однако в последние годы наблюдается снижение доли городского населения при том, что продолжают расти как города, так и численность населения страны.

Источник: Всемирный банк "Время пришло: Как Узбекистану использовать урбанизацию как двигатель устойчивого развития?"

С 2010 года по 2020 год численность населения Узбекистана выросла на 20%. Население сельских районов растет быстрее городских, а население небольших городов – быстрее, чем население крупных. При этом почти 80% малых городов страны сосредоточены в пределах 50 км от города с населением более 100 тысяч человек.

Многие из самых быстрорастущих населенных пунктов функционально являются частью крупных городов. Плотность пригородов увеличивается и достигает городского уровня. Несколько небольших населенных пунктов и крупный город в центре вместе формируют огромную урбанизированную территорию. Официальная же статистика считает, что лишь часть населения этой суперструктуры – городская.

В исследовании ВБ отмечается, что снижение доли городского населения не является признаком деурбанизации Узбекистана. Скорее, текущая урбанизация понимается не совсем правильно и существенно недооценивается, потому что официальные границы городов не отражают реальные размеры урбанизированных территорий. Поэтому Всемирный банк предлагает рассматривать городские территории по одобренной ООН методологии GHS (Global Human Settlement) – базе данных о населении с привязкой к координатной сетке.

На рисунке ниже показано, что пятна городской застройки сосредоточены вокруг крупных городов. Такая застройка представлена в основном частными индивидуальными жилыми домами и приводит к разрастанию с низкой плотностью населения.

Источник: Всемирный банк "Время пришло: Как Узбекистану использовать урбанизацию как двигатель устойчивого развития?"

Подобная тенденция роста городов имеет свои существенные недостатки: низкая транспортная связность районов, неэффективное обеспечение населения инфраструктурой, затруденный доступ к услугам образования, медицины, развлечениям и другие.

Источник: Всемирный банк "Время пришло: Как Узбекистану использовать урбанизацию как двигатель устойчивого развития?"

Реальная картина урбанизации показывает, что города Узбекистана растут быстро. Оценка уровня урбанизации по пятнам городской застройки позволяет предположить, что этот показатель в Узбекистане может достигать более 85%. Скорее всего, цифра завышена, подчеркивается в исследовании ВБ. Полная картина урбанизации остается неизвестной ввиду отсутствия обновленных данных переписи населения. Однако такой глубокий разрыв между официальной статистикой и результатами GHS говорит о том, что официальная статистика отражает лишь частичную картину урбанизации.

Концентрация населения в пригородах – не уникальный процесс для Узбекистана. Подобная картина наблюдается в развивающихся странах, например, Южной Америки. Явление носит название "скрытой урбанизации". Она говорит о том, что города больше разрастаются, а не уплотняются. За 15 лет население Ташкента выросло на 10,9%, а его плотность лишь на 2,2%. В это же время плотность населения Ашхабада, Алматы и Душанбе выросла на 26−36%.

В совокупности это свидетельствует о слабом управлении ростом городов в Узбекистане. Глобальная практика показывает, что плохо контролируемая урбанизация не приводит к повышению уровня благосостояния людей.

Экономика городов Узбекистана
Росту экономики городов способствует не сама урбанизация, а сопутствующие ей эффекты. Основную роль играют мобильность людей и капитала, простота перераспределения земельных ресурсов и качество управления городом. Для роста экономики городов государственная политика и управление на местном уровне должны способствовать получению выгод от роста города, а негативные последствия перенаселения должны при этом снижаться.

Фото: Шухрат Латипов / "Газета.uz".

Другими словами, бизнесу выгодно работать в городах, так как в них больше потенциальных сотрудников, поставщиков, использование инфраструктуры массой предприятий обходится дешевле. Но если города развиваются бессистемно, а государственных инвестиций для поддержания и развития основной инфраструктуры недостаточно, негативные эффекты урбанизации усугубляются, а города приносят меньше денег. Пробки, отключения электроэнергии, ненадежное водоснабжение – все это сдерживает частные инвестиции и приводит бизнес к потерям.

В странах, где урбанизация связана с экономическим ростом (Бразилия, Турция, Малайзия), уровень ВВП городов с населением более 100 тысяч человек значительно выше общенациональных значений. Это позволяет предположить, что рост экономики городов значительно сказывался на экономическом развитии урбанизированных стран.

Источник: Всемирный банк "Время пришло: Как Узбекистану использовать урбанизацию как двигатель устойчивого развития?"

На протяжении почти всей истории человечества большинство населения планеты (даже в 1800 году – 97%) жило в сельской местности. Опыт развитых стран показывает, что начало процесса положительных преобразований в экономике всегда имело одинаковый сценарий. Сначала в сельском хозяйстве было занято большинство населения. Доминирующая часть рабочей силы имела низкую квалификация, размер средней заработной платы был относительно низким.

Фото: Евгений Сорочин / "Газета.uz".

Но применение технологий в сельском хозяйстве снижало спрос на ручной труд, хотя производительность росла. Повышение доходов сельского населения создавало спрос на товары и услуги, которые больше сосредоточены в городах. Рост сферы услуг и производства привлекал больше трудовых ресурсов из сельского хозяйства в города. Энергия и квалификация людей сосредотачивалась в более продуктивных видах экономики, следовательно экономика и доходы населения росли.

В странах с высоким уровнем дохода в 2020 году лишь 3% населения были заняты в сельском хозяйстве, а в секторе услуг – более 64%, отмечается в отчете Всемирного банка. В Узбекистане в 2019 году доля сельского хозяйства в ВВП была выше, чем в 1996 году. В 2019 году доля сельского хозяйства в ВВП Узбекистана была в пять раз выше, а доля услуг почти вдвое меньше, чем в среднем по другим странам Европы и Центральной Азии, не достигшим высокого уровня развития, за тот же период.

Фото: Шухрат Латипов / "Газета.uz".

Даже в экономике столицы доля услуг одна из самых низких среди городов с аналогичным уровнем развития и даже ниже, чем в Бишкеке и Душанбе.

В исследовании говорится, что ВВП на душу населения городов Узбекистана ниже, чем у соседей. Производительность городских экономик ниже, чем в среднем в городах Центральной Азии и значительно ниже, чем в среднем в городах Европы. Несмотря на то, что среди городов Узбекистана столица имеет один из лучших показателей производительности, как минимум половина городов Центральной Азии более производительна, чем Ташкент.

Ограничение внутренней миграции сдерживает рост экономики городов
Города – центры высокой производительности. Она возрастает в агломерациях с большой плотностью населения, ведь близкое расположение рабочей силы является их преимуществом. Однако эта закономерность не полностью работает в Узбекистане, так как здесь есть факторы, мешающие получить выгоды из экономии от агломерации – вид экономии, который достигается за счет снижения затрат частных лиц и фирм в местах высокой концентрации населения и деловой активности; стоимость инфраструктуры, транспорта и услуг в городах снижается благодаря распределению этих ресурсов среди большого количества пользователей.

В Узбекистане при увеличение плотности городов на 1% их производительность снижается на 0,67%, тогда как среди международных показателей увеличение плотности в среднем на 1% приводит к росту производительности на 0,47%, следует из отчета Всемирного банка.

В Узбекистане больше средних и крупных агломераций по сравнению с соседними странами. В числе агломераций с населением более 1 миллиона человек – Ташкент, Андижан, Коканд, Самарканд, Карасу-Ходжабад, Денау и Наманган. Такое количество крупных агломераций стоит оценивать как несомненную возможность для развития. Но успех этих регионов зависит от условий, которые они создадут для своих жителей.

Экономика Ташкента значительно сильнее других городов Узбекистана. Причем разрыв между столичной и экономиками других городов более глубокий, чем между столицей и другими городами соседних стран. Это явно говорит о том, что в Ташкенте больше возможностей, поэтому город должен стать магнитом для внутренних мигрантов.

В странах ЕЦА со средним и низким уровнем дохода в самой крупной агломерации проживает примерно на 70% больше людей, чем во второй по величине. В Узбекистане Андижанская и Кокандская агломерации меньше столичной на 36% и 47% соответственно. Столь небольшая разница между крупнейшими городскими центрами может быть результатом и более высокой рождаемости в сельских районах, и условий, ограничивающих миграцию.

Последствия системы прописки – первопричина слабой урбанизации
Ташкент, несмотря на его высокую производительность относительно других городов Узбекистана, за последние 20 лет был одной из самых медленно растущих административных территорий в Узбекистане. Это стало следствием строгого режима прописки.

После терактов 1999 года ограничения на переезд в столицу были усилены, и темпы роста населения были значительно ниже, чем в других городах. В 2011 году резкий скачок в приросте населения был связан с легализацией зарегистрированных граждан. В 2012 году вступили новые миграционные ограничения, что вновь снизило темпы роста населения. Снятие некоторых ограничений в 2016 году привело к росту населения.

Такая динамика говорит о том, что прописка являлась серьезным препятствием для миграции. Поэтому численность населения крупнейшей агломерации Узбекистана лишь на 36% больше второго крупнейшей городской территории, тогда как в ЕЦА этот разрыв вдвое больше.

В результате применения в Ташкенте системы прописки в полной мере доля населения страны, проживающая в Ташкенте, с течением времени снижается, тогда как в других странах этот показатель растет. С 1960-х годов доля населения Узбекистана, проживающая в Ташкенте, сократилась более чем вдвое. Больше всего это снижение проявилось после 1991 года, в то время как в Казахстане и Кыргызстане наблюдается противоположная динамика. Не будь миграционных барьеров, Ташкент был бы вдвое больше и вдвое богаче.

Несмотря на снятие некоторых ограничений в последние годы, многие респонденты, по данным Всемирного банка, сталкиваются с затруднениями при попытке обратиться за медицинскими и образовательными услугами, а также к социальным службам. А мигранты, которые не могут получить регистрацию в более крупном городе, переезжают и живут без регистрации. Они не учитываются в официальной статистике, поэтому фактическая численность населения городов, особенно крупнейших, может быть недооценена.

Источник: Всемирный банк "Время пришло: Как Узбекистану использовать урбанизацию как двигатель устойчивого развития?".

Оценочный уровень внутренней миграции в Узбекистане один из самых низких в мире, даже несмотря на тот факт, что миграционные барьеры способствуют проживанию мигрантов в новых местах без регистрации, говорится в исследовании Всемирного банка.

Миграция – это не только инструмент для повышения экономического роста городов, но также инструмент для выхода из бедности. Однако несмотря на то, что в городах Узбекистана более низкий уровень бедности, они по-прежнему не предоставляют достаточный доступ к услугам. Именно доступность услуг – от образования и здравоохранения до развлечений – важный мотиватор для мигрантов.

В крупных городах стоимость оказания госуслуг ниже за счет более высокой плотности населения. Разнообразие же частных услуг определяет сам рынок. Ташкент предлагает более доступные услуги, чем другие города. Но интересно другое: в городах и агломерациях с населением более 500 тысяч человек обеспеченность услугами здравоохранения и образования очень низкая.

Источник: Всемирный банк "Время пришло: Как Узбекистану использовать урбанизацию как двигатель устойчивого развития?".

Пригороды обеспечивают наиболее быстрый рост населения, однако жители окраин недостаточно обслуживаются государственными и частными услугами. Это, в принципе, нередкое явление, однако разрыв между центрами и периферией значительный.

Как миграционные ограничения способствуют разрастанию городов
Другой барьер на пути мигрантов – недостаточное предложение нового жилья и цены на него. Аренда недоступна для многих мигрантов, особенно в Ташкенте. Общее количество единицы жилья на домохозяйство в 2018 году составляло 0,943 единицы, а в Ташкенте – 0,862. В результате цены на жилье взлетели. В Узбекистане жилье для среднего жителя страны менее доступно, чем для среднего американца в Нью-Йорке. Это связано с некоторыми правовыми и неправовыми препятствиями на строительство.

Обычно разрастание городов связано с высоким уровнем миграции и расселением людей по окраинам. Но в Узбекистане все по-другому. Из-за миграционных барьеров мигранты предпочитают селиться в пригородах. Застройка пригородов по большей части представлена бессистемно возникшими индивидуальными жилыми домами. Такой подход к строительству формирует сложную организацию улиц. В пригородах наблюдается недостаток дорог и улиц, низкая доступность общественного транспорта, низкая доступность услуг.

По мере разрастания городов и пригородов плотность улиц в Узбекистане не увеличивается. Это еще раз указывает на хаотичный и бессистемный рост, который позволяет городам расширяться и объединяться без надлежащего планирования и развития дорожной сети.

Пригороды разрастаются в сторону крупного города, в результате чего очертания агломерации теряют округлость и приобретают наименее эффективную форму – форму осьминога. Такая форма экономически неэффективна, так как расстояние между различными точками города, куда нужно людям, очень большое, из-за чего растут расходы жителей. Они тратят больше времени на дорогу, больше денег на топливо, растет объем углеродных выбросов в атмосферу. Кроме того, люди реже взаимодействуют друг с другом, а общее качество жизни ухудшает неравномерный охват населения социальными благами – школами, парками, больницами.

При этом плотность населения городов остается относительно низкой. Городская земля не используется полностью, снижается плотность застройки и экономия от агломерации: чтобы протянуть инфраструктуру к обширным, но малоселенным территориям пригородов, местные органы власти увеличивают расходы. Но так как процедура получения финансирования на модернизацию инфраструктуры затруднена, снижается общее качество жизни.

Исследование Всемирного банка в Кыргызстане показало, что стоимость предоставления услуг в районах с высокой плотностью примерно на 50% дешевле, чем в районах с низкой плотностью.

Источник: Всемирный банк "Время пришло: Как Узбекистану использовать урбанизацию как двигатель устойчивого развития?"

Для наглядности рассмотрим транспортные выбросы углерода Барселоны и Атланты. Эти города сопоставимы по численности населения. Пятно застройки Атланты больше Барселоны почти в 27 раз. В связи с этим транспортные выбросы углерода в Атланте в 10 раз выше. Обеспечение населения системами водо-, электро- теплоснабжения, канализации, дорог обходится Атланте гораздо дороже в расчете на душу населения: трубы и электрокабеля нужно тянуть дальше, асфальта класть больше. Помимо больших инвестиций есть еще и большие потери воды и электроэнергии при передаче. Кроме того, низкая плотность населения повышает зависимость человека от индивидуального транспорта, поскольку общественный транспорт становится экономически менее целесообразным.

Фото: Нодира Сулаймонова.

Некоторые эксперты рассматривают низкую плотность населения и разрастание городов как процесс, который позволяет людям выбирать условия, в которых они хотят жить. В некоторых странах разрастание городов за счет малоэтажной застройки может быть результатом экономического роста. Это справедливо, если домохозяйство покрывают стоимость и эксплуатационные расходы на инфраструктуру и если проживание в пригородах – их выбор при наличии других вариантов.

Однако в случае с Узбекистаном необходимо задаться вопросом, есть ли у людей этот выбор? обеспечивает ли разрастание лучшее качество жизни? достаточен ли охват городской инфраструктуры?

Текущие темпы роста городов Узбекистана приведут к значительной потере пахотных земель. Всемирный банк прогнозирует, что если в ближайшие 30 лет 10 крупнейших агломераций Узбекистана (Ташкент, Наманган, Нукус, Бухара, Самарканд, Карши, Андижан, Коканд, Фергана и Маргилан) сохранят те же темпы разрастания, что и в 2010-2015 годах, к 2050 году будет потеряно 272 кв. км пахотных земель, или 1252 тонн зерновых в год, или 12 216 тонн овощей в год.

При этом переход к уплотнению городов как к основной модели роста сохранит более 1,2 млрд долларов США к 2050 году – и это только в отношении строительства инфраструктуры (водоснабжение, канализация, дороги и энергетическая инфраструктура) без учета эксплуатационных расходов.

Однако цель должна состоять не в том, чтобы заменить все новые индивидуальные жилые строения на высотные здания. Необходим постепенный рост средней плотности. Для этого достаточно разнообразить городскую застройку многоэтажными и среднеэтажными зданиями, что приведет к более эффективному землепользованию.

Ранее существовавшие административные барьеры на пути миграции сформировали распределение населения по территории Узбекистана не в том виде, который мог бы дать рыночный процесс. По мере снятия ограничений многие жители направятся в крупнейшие города, и прежде всего в Ташкент. К этому стоит относиться позитивно, так как город и люди раскроют свой потенциал. Однако города должны быть готовы принять прибывающее население: иметь инфраструктуру, жилье, услуги, свободные рабочие места, а также навыки в сфере городского управления.

Пространственное разрастание городов Узбекистана – один из главных видимых недостатков управления городским развитием. Растет загрязнение окружающей среды, осложняется доступ к услугам, рабочим местам. Но почему разрастание, а не уплотнение стало основной моделью роста городов? Какие прямые ограничения и стимулы привели к этому и какие систематические проблемы они создают – в следующем разборе "Газеты.uz" отчета Всемирного банка.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь