Шарофат Усмонзода: «Сцена – место, где артист должен жить, а не играть»

0
19

Ведущая солистка, мецце сопрано Таджикского академического театра оперы и балета имени С. Айни Шарофат Усмонзода сегодня отмечает свой день рождения. Мы встретились с ней накануне.

– Шарофат, во-первых, поздравляю тебя с днем рождения и желаю крепкого здоровья и творческих успехов. Ты ведущая солистка нашего театра оперы и балета, лауреат многих Международных конкурсов вокалистов. Расскажи, в каких из них ты принималась участие.

– В возрасте 19 лет я впервые приняла участие в международном конкурсе имени Назиры Ахмедовой в Ташкенте. Конкурсанты были сильные, и я очень рада, что смогла достойно представить свою страну и себя, заняв 2-ое место. 

Помню, как встречать меня с букетом в аэропорт пришли моя мама и мой дорогой Устод Бурхон Махмадкулов. Это была наша первая международная победа. 

После, в том же году, я стала лауреатом международного конкурса имени Иванова в городе Тверь. Далее последовали фестивали, конкурсы по России, Казахстану, где я представляла Таджикистан. 

Во время учебы в Таджикской национальной консерватории им. Т.Сатторова я не раз хотела принять участие в конкурсе "Романсиада", где одним из членом жюри был Бурхан Махмадкулов, но по разным причинам мне это не удавалось.

И каково было мое удивление, когда спустя годы со мной связались из оргкомитета конкурса и предложили быть в составе жюри! Вот так я все же исполнила свою мечту.

Из эстрады в оперу

– Несколько лет назад, когда ты сообщила мне, что ушла (или тебя «ушли» из театра оперы и балета) я была в полной растерянности: разве у нас так много талантливых оперных певцов, а тем более, певиц, чтобы так разбрасываться ими?! Что же случилось тогда?  

– Ой, очень нервное время, не очень приятные воспоминания, о которых не хочу говорить. Скажу одно: эта ситуация раскрыла глаза на многое и многих… 

Свой приход в этот театр я помню, как вчера – 4 августа 2006 года получила свой первый паспорт и 6 августа была принята в стажерскую группу труппы театра. Моей первой партией стала фея из музыкальной сказки «Золушка». А петь я начала с 5 лет, когда поступила в музыкальную школу №5 имени А. Шукухи.

 

– Все молодые певцы грезят эстрадой, почему и как ты попала в оперу? И не жалеешь ли о своем выборе?

– В моем случае все произошло наоборот. Я с детства пела эстраду. Участвовала в республиканских фестивалях,  конкурсах. В 2004 году на конкурсе "Эстрада 2004" стала дипломантом. И председатель того конкурса, покойный ректор Национальной консерватории, Талабшо Сатторов объявил о наборе студентов. 

Посоветовавшись о том, что мне нужно развивать вокальные данные, мы с мамой пошли на прослушивание. Комиссия, прослушав меня, дала направление на поступление, но так как я в то время училась в школе и мне было 14 лет, меня приняли на подготовительный курс. 

Я благодарю Всевышнего, что попала в класс на обучение к Народному артисту Таджикистана Бурхану Махмадкулову. Цель была – развитие голосовых навыков, оперу я вообще не воспринимала, мне этот жанр казался смешным. Спустя короткое время, я поняла, что опера – это то, без чего дальше я не смогу жить. Про эстраду я даже думать не хотела. Так эстрадный конкурс привел меня в мир оперы.

предоставленное фото

«Главное для творческого человека – не заболеть звёздной болезнью»

– Какие у тебя воспоминания о Бурхане Мамадкулове? На чем он делал акцент, когда учил тебя искусству оперного пения? Он был строгим учителем? 

– Сейчас без слез не могу вспоминать этого выдающегося человека, которого мы недавно потеряли. 

Бурхан Хотамович относился к своим ученикам, как к детям. Он не ругал, просто молча мотал головой, и было понятно, что спела не так, как надо. 

Когда же он хвалил меня, я была счастлива, потому что он просто так, ради галочки не похвалит. 

С первых дней моей учебы он говорил: «Главное для творческого человека – не заболеть звёздной болезнью. Если это случится, то об искусстве можно забыть»». 

Несмотря на свой профессионализм, звания, любовь зрителей в республике и за ее пределами, Устод был очень добрым, отзывчивым и простым человеком.

Я очень благодарна Бурхану Махмадкулову за вклад в мое творческое развитие. Я его называла и считаю его своим «музыкальным отцом».

предоставленное фото

 

– Часто ты консультировалась с ним, уже работая на сцене оперного театра?

– Да, я периодически ходила к нему на распевки, так же советовалась по поводу репертуара, перед поездками ходила брать благословение на дорогу.

Очень больно, что его больше с нами нет…

– Ты исполнила почти все главные партии в спектаклях театра. Какие из них давались труднее, и какие роли самые любимые? 

– Ну, не все. Но каждая партия имеет свои особенности. Одна даётся быстрее и легче, другая наоборот. У меня нет нелюбимых партий, так как в каждую вложена душа, частичка себя.

Они все родные.

Я пела в операх: «Золотой кишлак», Дустмухаммедова, «Комде и Мадан», Шахиди, «Рудаки», Сайфиддинова, «Евгений Онегин», Чайковского, его же «Пиковая дама». «Летучая мышь», Штрауса, «Травиата». Верди и в других.

 

– Кто твои основные партнёры по сцене? С кем из них работается легче всего?

– Я работала и работаю со всеми! 

В последние годы с приходом в театр молодого и перспективного режиссера Сухроба Усманова идёт совершенно новая для нашего театра концепция. Концепция взаимосвязи. За время репетиций мы так вживаемся и привыкаем к нашим персонажам, что на спектакле мы – они. Сцена – это место, где артист должен жить, а не играть.

 

– Ты одинаково хороша и в таджикских, и в русских, и в азербайджанских спектаклях, и в спектаклях мировой классики. Как тебе, таджичке, удается так перевоплощаться? Например, в «Аршин мал алан» тебя не отличить от истинной азербайджанки, о чем говорили и представители посольства Азербайджана в Таджикистане…

– Мне было приятно это услышать от представителей посольства и от зрителей в комментариях в Фейсбуке. Я очень старалась и волновалась больше из-за того, что в зале были вы – настоящая азербайджанка, которую нельзя провести плохой игрой.

Я смотрела ролики, фильмы, как азербайджанки разговаривают, старалась перенять эту особую манерность. И когда услышала похвалу, была счастлива, что справилась с поставленной целью.

предоставленное фото

– Завидуют ли тебе, твоим успехам коллеги по цеху? Много ли бывает интриг за кулисами? 

– Это удел лентяев, которые не хотят трудиться. Интриги бывают везде, но в театре они особенные, театральные. 

 

– А кто твой кумир из оперных певиц мира? На кого бы ты хотела равняться?

– Мне нравится Чичелия Бартолли – колоратурная меццо сопрано. Ее потрясающая техника, подача голоса. Правда, моя мама и Устод меня учили никому не подражать, быть собой.

 

– В театре работали дирижеры из Италии Калелла и Меникуччи. Что нового они дали артистам? Чему важному научили вас?

– Один из первых иностранных дирижёров, с которым мне посчастливилось поработать в 2008 -2010 годах это был Джерардо Колелла. 

Этот человек дал большой толчок театру, нам, молодым солистам. Он был мотором театра, благодаря которому все творческие цеха заработали по-новому. Работа кипела, концерты, спектакли, которые не реально было поставить, ставились.

Мы работали до поздней ночи и не замечали, как проходит время. Для меня это был лучший период. 

Дельфо Меникуччи так же показал, что если захотеть, то можно замечательно спеть 9-ю симфонию Бетховена даже с небольшим составом. 

предоставленное фото Мы все можем, но не всегда дам дают это делать. Мы доказали себе и зрителю, что наш уровень не уступает европейским артистам.

 

– Есть ли у тебя любимые композиторы, не только таджикские, но и из мировых? Каковы твои творческие планы на будущее?

– Из таджикских я люблю творчество Хамдамова, Шахиди, Бахора, Дустмухамедова. Из мировой классики не могу отметить кого-то только одного, так как у каждого свой стиль, своя красота и гармония. Люблю их всех.

 

– А слушаешь ли ты другую музыку, кроме классической? 

– Только по дороге на работу или с работы. У меня в плейлисте песни Дамирбека, Наргиз, Макса Фадеева, Манижи.

«Будьте милостивы друг к другу»

– На сцене ты блистательна! А что в личной жизни? Семья, дети.

– В моей жизни есть человечек, который разделил ее на до и после, это моя доченька Ширин. Большую помощь в воспитании мне оказывает моя мамочка, спасибо ей за это! Я ее очень люблю!

предоставленное фото

 

– А что такое для тебя любовь? Могла бы ты ради любви к мужчине пожертвовать сценой и своей карьерой? 

– Любовь – это прежде всего взаимоуважение! Это когда тебя не ставят перед выбором между семьёй и карьерой, когда не требует жертв. Я уважаю мужчин, которые держат слово, берут ответственность на себя. С которыми ничто не страшно.

 

– Что бы ты хотела пожелать  читателям? 

– Дорогие читатели и зрители! В это непростое для планеты время желаю вам крепкого здоровья, мира в ваши дома, будьте добры и милостивы друг к другу, любите и будьте любимы.

Зимой с нами теплее в Telegram, Facebook, Instagram, Яндекс.Дзен, OK и ВК. 

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь